AU in abstracts / AU в абстрактах

AU. Vol. 1(1). 2018

EDITORIAL

With this issue we start publishing Aesthetica Universalis, the theoretical journal established by Department of Aesthetics at Philosophy Faculty of Lomonosov Moscow State University. We suppose our journal to be included into largest international data bases.

The content of every issue will be divided into the following sections: THEORY (the aesthetic field from contemporary theoretical points of view); HISTORY (appearance, transformations and adventures of aesthetic ideas in different times and within different cultures); TRANSLATIONS (significant aesthetic sources translated into Russian); REVIEWS (expositions of remarkable publications, dissertations and conferences on aesthetics); PRACTICES (descriptions of aesthetic experience of different kinds).

Our journal is bilingual (English and Russian), it means that all texts will have this quality in their structure. If you write in English you do your work the main part of your work (your name, your affiliation, the title, annotation, key words, the very text body, references) in this language but after these mentioned parts you add Russian details of apparatus (the name, the title, annotation and key words). If you write in Russian you do the same job but vice-versa. Your text must be of no less than 20000 and no more than 40000 characters including spaces, English and Russian parts in total.

Your text must be organized in the following order:

1. You must put your name and your affiliation before your text in the language of the main part of your publication, and e-mail.

2. Then you put the title in the same language.

3. Then the annotation in the same language follows, it must consist of 200—300 words.

4. Then you put the key words (7—10 ones) in the same language.

5. Then references in the language of the main text are going. Our journal supports Harvard style of references.

6. Then you put annotation in the language of translation (200—300 words). Than you put the key words in the language of translation.

Your file must be saved in Rich Text Format (rtf), font Book Antiqua12 for main the main part of the article (the name, the title, the body of the text) and Book Antiqua, 10 for the apparatus (annotations, key words, references). Please, make margins as in this letter and paragraphs as in the model that is following.

Editorial e-mail:

aestheticauniversalis@gmail.com

SERGEY DZIKEVICH,

Aesthetica Universalis Editor-in-Chief

РЕДАКЦИОННАЯ СТАТЬЯ

Настоящим номером редакционная коллегия начинает выпуск теоретического альманаха «Aesthetica Universalis (Всеобщая эстетика)», который будет издаваться ежеквартально в печатном и в электронном вариантах с последующим выходом издания в крупнейшие системы индексирования.

Теоретический альманах «Aesthetica Universalis», который начинает издавать кафедра эстетики философского факультета МГУ имени М.В.Ломоносова, старейшая профильная институция в нашей стране, планируется как уникальное специализированное издание по эстетической проблематике, предназначенное для исследователей, преподавателей и одновременно для широкой аудитории. В число членов редакционного совета, редакционной коллегии и штатных рецензентов вошли авторитетные российские и зарубежные специалисты. Важнейшей задачей журнала является координация теоретических публикаций во всех областях эстетического знания, консолидация интеллектуальных усилий российских эстетиков различных институций, регионов и исследовательских направлений.

Редколлегия журнала надеется, что журнал «Aesthetica Universalis», при Вашем заинтересованном и деятельном участии, станет регулярным изданием с интересными и глубокими статьями по различным направлениям эстетических исследований и формам эстетических практик. В журнале предполагаются следующие тематические рубрики: ТЕОРИЯ (актуальные проблемы эстетической теории); ИСТОРИЯ (историко-эстетические исследования); ПЕРЕВОДЫ (введение в русскоязычный оборот ранее непереведенных источников); ОБЗОРЫ (рецензии на публикации, диссертации и дискуссии по эстетике); ПРАКТИКА (описание эстетического опыта во всех проявлениях).

Рукопись подается на русском или английском языке c переводом части аппарата.

Структура рукописи: имя и фамилия автора (на русском или английском); аффилиация автора (на русском или английском); город, страна, адрес электронной почтыназвание статьи (на русском и английском); аннотация объемом 200—300 слов (на каждом языке); ключевые слова (на русском и английском, по 5—7 слов на каждом языке); — текст статьи (на русском или английском); список литературы; ссылки оформляются в Гарвардском стиле.

Адрес редакции: aestheticauniversalis@gmail.com

СЕРГЕЙ ДЗИКЕВИЧ,

главный редактор Aesthetica Universalis

THEORY / ТЕОРИЯ

CHRISTOPH WULF

THE MIMETIC CREATION OF THE IMAGINARY. ANTHROPOLOGICAL PREREQUISITES OF MIMETIC PROCESSES

Abstract

Young children learn to make sense of the world through mimetic processes. These processes are focused to begin with on their parents, brothers and sisters and people they know well. Young children want to become like these persons. They are driven by the desire to become like them, which will mean that they belong and are part of them and their world. Young children, and indeed humans in general are social beings. They, more than all non-human primates, are social beings who cannot survive without the Other. In mimetic processes the outside world becomes the inner world and the inner world becomes the outside world. The imaginary is developed and the imaginary develops ways of relating to the outside world. In a mimetic loop, this in turn affects the inner world of the imaginary. These processes are sensory and governed by desire. All the senses are involved which means that the imaginary has multiple layers. Since there is an intermingling of images, emotions and language, these processes are rooted in the body and at the same time transcend the body as they become part of the imaginary. Human beings create images of themselves in all cultures and historical periods. They need these images to understand themselves and their relationship to other human beings and to develop social relations and communities. Images of the human being are designs and projections of the human being and his or her relationship to other people and to the world. They are formed to visualize representations of individuals or aspects of them. They arise when we communicate about ourselves. They support us to live with diversities and to develop similarities and feelings of belonging with other people. They are the result of complex anthropological processes, in which social and cultural power structures play an important role.

Key words

Mimesis, images, the imaginary.

КРИСТОФ ВУЛЬФ

МИМЕТИЧЕСКОЕ ТВОРЧЕСТВО ВООБРАЖЕНИЯ

Перевод Евгения Доброва

Абстракт

Маленькие дети учатся создавать смысл окружающего их мира через миметические процессы. В начале эти процессы сфокусированы на их родителях, братьях, сестрах и прочих знакомых детям людях. Дети хотят быть во всем им подобными. Ими движет желание стать во всем похожими на своих близких, что будет означать, что дети обретут свою принадлежность в круге этих людей, станут частью их мира. Маленькие дети, как и люди в целом являются существами социальными. Люди в большей степени, чем прочие приматы, являются социальными существами, которые не могут выжить без Другого. В миметических процессах внешний мир становится миром внутренним, а внутренний, в свою очередь, — внешним. Воображение развито и развивает способы связи с внешним миром. В миметическом цикле это влияет на внутренний мир воображения. Эти процессы — процессы чувственные, и управляются они желанием. Все чувства вовлечены, из чего следует, что воображение имеет множество уровней. Так как существует смешение образов, эмоций и языка, эти процессы укореняются в организме, но, вместе с тем, выходят за его пределы, когда становятся частью воображения. Люди создают свои образы на протяжении всех исторических эпох и в пространствах всех культур. Им необходимы эти образы, чтобы понимать себя и взаимоотношения с другими людьми и чтобы упрочить социальные связи и группы. Образы человека являются абрисами и проекциями человека и его или ее отношения с другими людьми и с миром. Они оформляются чтобы визуализировать репрезентации индивидов или их отдельные аспекты. Они возникают тогда, когда мы сообщаем о себе какую-либо информацию. Они поддерживают нас, позволяя жить в пространстве культурных различий и развивать сходства и чувства принадлежности к другим людям. Эти образы являются результатом комплексных антропологических процессов, в которых социальная и культурная иерархия играет важную роль.

Ключевые слова

Мимесис, образы, воображаемое.

МАРАТ АФАСИЖЕВ

ПРИРОДА ЭСТЕТИЧЕСКОГО И ВОЗНИКНОВЕНИЕ ИСКУССТВА

Абстракт

Вся эволюция гоминида исходит из природного начала, когда человек, встав на сцену древней истории, уже в зародыше имел все необходимые предпосылки для затем развернувшихся в нем неразрывно связанных его природных свойств и будущих культурных свершений. Эти свойства определяют его духовные и эстетические потребности, которые начали формироваться с того момента когда наш древний предок стал на ноги и перед ним раскрылась даль земли и широта небесного свода. И в итоге появился homo sapiens, homo faber, homo aestheticus. В статье сделана попытка выявить и проследить природу эстетической потребности и возникновение искусства в первобытную эпоху. С этой целью была определена энергия функционально — игровой потребности древних охотников в их ритуальных охотничьих плясках, а затем исследованы первичные формы первобытного изобразительного и словесного искусства в эпоху перехода первобытных людей от охоты на диких зверей к приручению домашних животных и к земледелию. И при этом, параллельно определению эволюции внешних событий были выявлена роль развития мозговых структур в правого и левого полушарий в возникновении и развитии ранних форм первобытного искусства.

Ключевые слова

К. Маркс, чувственность, эстетическое, потребность, предмет, энергия, идея, форма, целесообразность, потребность, ритуал, правое и левое полушария, миф, первобытное искусство.

MARAT AFASIZHEV

NATURE OF THE AESTHETIC AND BECOMING OF ART

Abstract

In this article the author attempts to follow the line of evolution in which aesthetic privation appeared and provoked artistic creativity in the primitive era. For this purpose dances and other symbolic actions of primitive hunters are involved into analysis. The author makes references to large number of facts and writings in natural and social knowledge to support his evolutional point of view on becominng of art.

Key words

K.Marx, sensibility, the aesthetic, privation, subject, idea, energy, form, purpose, aim, myth, primitive art.

ЕЛЕНА БОГАТЫРЁВА

ЭСТЕТИКА ПОСЛЕ ДИСКУССИЙ О МОДЕРНЕ И ПОСТМОДЕРНЕ

Абстракт

Итоги дискуссий о модерне и постмодерне и их следствия для современной эстетики рассматриваются в статье на материале трудов немецкоязычных философов — Ю. Хабермаса, А. Вельмера, Г Клотца, В. Вельша.

Ключевые слова

Эстетика ХХ в., модерн, модернизм, постмодернизм, модернистское искусство.

ELENA BOGATYREVA

AESTHETICS AFTER DEBATES ABOUT MODERNISM AND POSTMODERNISM

Abstract

The outcomes of debates about modernism and postmodernism and their impact on modern aesthetics are looked on the basis of the works of the German philosophers –J. Habermas, A. Wellmer, H. Klotz, W. Welsch.

Key words

Aesthetics of the twentieth century, modernity, modernism, postmodernism, modern art.

ПЕРЕВОДЫ / TRANSLATIONS

ДЖОРДЖ ДИКИ

ИСКУССТВО И ЭСТЕТИЧЕСКОЕ: ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЙ АНАЛИЗ (1974)

ГЛАВА 1. ЧТО ТАКОЕ ИСКУССТВО: ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЙ АНАЛИЗ

Перевод Сергея Дзикевича

Абстракт

Вниманию читателя предлагается перевод принципиального фрагмента ключевого текста классика американской аналитической философии искусства Джорджа Дики. Этот текст завершил формирование институциональной теории искусства и зафиксировал ключевые позиции философии сознания в эстетической проблематике. Особое внимание Джордж Дики уделил развенчанию мифа о доминирующей роли эстетического сознания в акте эстетического восприятия, критике теории психической (эстетической) дистанции, выстроил новый, институционально-аналитический каркас гносеологической работы с эстетическими проблемами. В настоящее время близка к завершению работа над полным переводом этого важного исследования, на публикацию которого профессор Джордж Дики предоставил автору настоящего текста исключительные права.

Ключевые слова

Современная эстетика, аналитическая философия, современное искусство, институциональная теория искусства, Джордж Дики.

GEORGE. DICKIE

ART AND THE AESTHETIC: AN INSTITUTIONAL ANALYSIS. ITHACA AND L.: CORNELL UNIVERSITY PRESS, 1974. СHAPTER 1. WHAT IS ART: AN INSTITUTIONAL ANALYSIS

Translated into Russian by Sergey Dzikevich

Abstract

We offer to the readers the translation of the key extract of the principle text written by George Dickie, a classic of American analytical philosophy of art. This text finished the process of formulation of the institutional theory of art and fixed the key positions of the philosophy of mind in the aesthetic field. George Dickie specially stressed his attention on falsifying the myth of aesthetic theories domination in the act of aesthetic perception, on criticizing the theory of psychical (aesthetical) distance: instead of them he built the new — institutionally analytical — paradigm of gnoseological thinking on the aesthetic problems. Now is near the finish the work at the full translation of this important investigation to publishing which Professor George Dickie transferred the extraordinary right to the author of this text.

Key words

Contemporary aesthetics, analytical philosophy, contemporary art, institutional theory of art, George Dickie.

ОБЗОРЫ / REVIEWS

СЕРГЕЙ ДЗИКЕВИЧ

ЕВРОПЕЙСКИЙ СИМВОЛИЗМ В ФУНДАМЕНТАЛЬНОМ АНАЛИЗЕ

Абстракт

Данный обзор посвящен обширному исследованию развития символизма, подготовленному группой авторов из нескольких стран.

Ключевые слова

Символизм, история искусства, современное искусство.

ПРАКТИКИ / PRACTICES

АЛЁНА ГРИГОРАШ

НИНА САЙМОН. ПАРТИЦИПАТОРНЫЙ МУЗЕЙ

Абстракт

Эта статья посвящена практике партиципации в музеях, в описании Ниной Саймон, сделанном ей в 2010 году. Разбор ее труда подразумевает комплексное рассмотрение проблемы эстетики соучастия в контексте трудов и исследований Н. Буррио, К. Бишоп, М. Маклюэна и других. Обзор сфокусирован на примерах художественных институций и содержит анализ партиципации московских музеев, иллюстрирующих идеи Саймон.

Ключевые слова

Музеи, партиципация, эстетика соучастия, медиация, Нина Саймон, Фред Уилсон, Эрвин Вурм, Третьяковская галерея, ЦСИ Гараж, ГМИИ им. А. С. Пушкина, фонд V-A-C, Музей архитектуры имени А. В. Щусева.

ALYONA GRIGORASH

NINA SIMON. PARTICIPATORY MUSEUM

Abstract

This review is devoted to participatory museums, described by Nina Simon in 2010. Analysis of her work implies a comprehensive consideration of the problem of the relational aesthetics in the context of the works and studies of N. Burrio, K. Bishop, M. McLuhan and others. The review focuses on examples of art institutions and contains an analysis of the participation of Moscow museums illustrating Simon’s ideas.

Key words

Museums, participation, relational aesthetics, mediation, Nina Simon, Fred Wilson, Erwin Wurm, State Tretyakov Gallery, Garage Museum of Contemporary Art, Pushkin State Museum of Fine Arts, V-A-C Foundation, Shchusev Museum of Architecture.

AU. Vol. 2 (2). 2018

РЕДАКЦИОННАЯ СТАТЬЯ

Наша читательская аудитория получает сегодня второй выпуск AU. Со времени выхода в свет первого тома редакционная команда провела значительную работу по представлению издания профильной аудитории, привлечению к сотрудничеству авторов из всех сегментов эстетического дискурса.

Редакционная политика AU будет и впредь базироваться на том, что мы будем предоставлять свои страницы всем подходам к эстетическому, репрезентативным в своих существенных чертах. Наше издание не выступает в роли методологического диктатора или тематического законодателя тенденций, мы стремимся стать площадкой для теоретического обмена мнениями по существу затрагиваемых ими проблем. Поэтому наши рубрики задаются не методологическими кондициями публикаций, а форматами изложения авторами своих позиций. Мы ожидаем свободного ответа на эти позиции коллег в ваших собственных текстах.

К этому следует добавить то, что с очередного номера все тексты будут иметь зеркальный вид: они будут составляться из полных текстов каждого автора как на русском, так и на английском языках. Мы неизменно ждем ваши тексты по адресу aestheticauniversalis@gmail.com

С.А.Дзикевич,

главный редактор AU

EDITORIAL

Now the readers do receive the second issue of AU. Since the first volume appeared we’ve made a serious work to present our edition to aesthetic community and to invite representatives of all segments of aesthetic discourse to the talk on our pages.

The editorial policy will be based on the position that we are ready to give the possibility for public speech to all approaches to the aesthetic that are representative in their essential characters. Our edition doesn’t have anything in common with methodological dictatorship or thematical trendsetting, we wish to settle a good ground for theoretical exchange on the very essence of all aesthetic problems. So the sections of our edition are not of methodological or thematical nature, they are based on those discoursive formats in which our authors prefer to express their views. We expect all our authors to reply the previous publications just expressing their own aesthetic ideas in that format they do prefer themselves.

We must add to abovementioned only one thing: from the third issue our edition will be absolutely billingual. All publications will include the full texts both in English and Russian. As ever, we are waiting your papers at aestheticauniversalis@gmail.com,

Sergey Dzikevich,

AU Editor-in-Chief

THEORY / ТЕОРИЯ

ANTANAS ANDRIJAUSKAS

FRENCH PSYCHOLOGICAL AESTHETICS ON THE WAY TOWARDS PSYCHOLOGY OF ART
SUMMARY

Abstract

The article is researching the process of emergence of one of the most influential directions of «aesthetics from below» as a result of psychological reaction to speculative classical aesthetics in France, that has transformed into a separate field of aesthetic research — psychology of art. Particular attention is provided to a formative history of theoretical and methodological principles developed by such leading figures of psychology of art in the first half of the 20th century as Henri Delacroix, Robert Francès, Denis Huisman and other prominent representatives of French aesthetic thought. Based on particular works, the author shows that French psychology of art developed as a result of overcoming the influence of psychologism and anti-psychologism.

Key words

Psychological aesthetics, psychology of art, French psychology of art, imagination, empathy, intuition, Henri Delacroix, Robert Francès, Denis Huisman.

АНТАНАС АНДРИЯУСКАС

ФРАНЦУЗСКАЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ЭСТЕТИКА НА ПУТИ К ПСИХОЛОГИИ ИСКУССТВА

Перевод Евгения Доброва

Абстракт

В статье исследуется вопрос, как в результате психологической реакции на спекулятивную классическую эстетику во Франции происходил процесс становления одного из самых влиятельных направлений «эстетики снизу», которое трансформировалось в отдельную область эстетических исследований — психологию искусства. Особое внимание в статье уделяется истории формирования теоретических и методологических принципов психологии искусства первой половины ХХ века в работах Анри Делакруа, Роберта Францэ, Дениса Юсмана и других ведущих представителей французской эстетической мысли. Автор, опираясь на конкретные тексты, показывает, что французская психология искусства развивалась в условиях преодоления воздействия психологизма и антипсихологизма.

Ключевые слова

Психологическая эстетика, психология искусства, французская психология искусства, вчувствование, воображение, интуиция, Анри Делакруа, Роберт Францэ, Денис Юсман.

ЕВГЕНИЙ КОНДРАТЬЕВ

ИНТЕНЦИОНАЛЬНОСТЬ ВОСПРИЯТИЯ И ИНДЕКСАЛЬНЫЕ ОБРАЗЫ

Абстракт

В статье исследуются семиотическая природа фотоизображения и особенности эстетического восприятия фотографии. Предметное проецирование противопоставляется проецированию абстрактного кода. Исследуются возможности проецирования символических смыслов в условиях аппаратной предопределенности и индексальной спонтанности. Категории рецептивной эстетики применяются для анализа процесса интерпретации индексального содержания. Делается вывод о том, что художественная семантика фотоизображения строится на основе преодоления аппаратной предопределенности и переосмысления индексальной спонтанности.

Ключевые слова

Фотография, эстетическое восприятие, индекс, сообщение без кода, проецирование, пост-продакш, нумерическое мышление, аппаратная предопределенность, реинтерпретация, антиципация, амбивалентность, символические смыслы, фотореализм, имитация, спонтанность, цифровая поверхность, реципиент, рецептивная эстетика, горизонт ожидания, пустые места, Ч. Пирс, Р. Краусс, В. Флюссер, Х.Р.Яусс, Р. Барт.

EVGENY KONDRATYEV

PERCEPTUAL INTENTIONALITY AND INDEXICAL IMAGES

Abstract

The article discusses the indexical nature of the photograph and the distinctive features of the photo perception. The projection of the subject is opposed to the projection of the abstract code. The possibilities of projection of symbolic meanings in the conditions of hardware predetermination and index spontaneity are investigated. Categories of receptive aesthetics are used to analyze the process of interpretation of the index content. It is concluded that the artistic semantics of the photo image is based on overcoming the hardware predetermination and rethinking the index spontaneity.

Key words

Photography, aesthetic perception, index, message sans code, projection, post-production, numerical thought, hardware determinism, reinterpretation, anticipation, ambivalence, symbolic meanings, photorealism, imitation, spontaneity, digital surface, recipient, rezeptionsästhetik, horizon of expectations, empty space, Ch. Peirce, R. Krauss, V. Flusser, H.R. Jauß, R. Barthes.

Photography, aesthetic perception, index, message sans code, projection, post-production, numerical thought, hardware determinism, reinterpretation, anticipation, ambivalence, symbolic meanings, photorealism, imitation, spontaneity, digital surface, recipient, rezeptionsästhetik, horizon of expectations, empty space, Ch. Peirce, R. Krauss, V. Flusser, H.R. Jauß, R. Barthes.

ONDŘEJ KRÁTKÝ

PERCEPTION, LENGTH OF ITS DURATION, EVALUATION: VARIOUS AUTHORS, RELATED OBSERVATIONS

Absrtact

The recipient perceives text always successively and linearly. The reader’s perception of the text most often lasts for the same duration that the text fulfills the expectations that the recipient has of it. The author, aware of this fact, builds (in proportion to his goals, aims, or preferences) the text in order to either (more or less) meaningfully fulfill the expectations the recipient has of the text according to the author’s knowledge, estimation, or presumptions or, on the contrary, to (more or less) intentionally violate these expectations. While the fulfillment of expectations results in a certain «comforting» impression on the recipient, its violation causes an arousal in the recipient. Violation of expectations does not have to have only a negative effect — it can also have communicative value. Thus, it can be said that a) the author incorporates stimuli into the text that lead to the violation of the recipient’s expectations and does so with communicatively-functional intent (including the artistic and aesthetic) and b) if an arousal is a consequence of violating the recipient’s expectations, then, if the relevant author’s plan (artistic, aesthetic, other) lies in a (multilayer, sequential, compositional, etc.) series of violations of the recipient’s expectations, the experience (aesthetic, other) induced by it is caused, amongst other things, by a series of arousals (that are induced by relevant violations).

Key words

Readinng, perception, text, expectations.

ОНДРЕЙ КРАТКИ

ВОСПРИЯТИЕ, МЕРА ЕГО ДЛИТЕЛЬНОСТИ И ОЦЕНКА: РАЗЛИЧНЫЕ АВТОРЫ, СООТНОСИМЫЕ НАБЛЮДЕНИЯ

Абстракт

Реципиент всегда воспринимает текст постепенно и линеарно. Читательское восприятие текста чаще всего длится столько, сколько обещают ожидания, которые читатель имеет на его счет. Автор, отдавая себе отчет в этом факте, выстраивает текст (соответственно своим намерениям, целям или предпочтениям) таким образом, чтобы либо (в большей или меньшей степени) преднамеренно выполнить ожидания реципиента соответственно своему знанию, оценке, предположениями, или, напротив, чтобы (в большей или меньшей степени) целенаправленно нарушить эти ожидания. В то время, как исполнение ожиданий дает результат в виде «комфортного» воображения реципиента, нарушение ожиданий вызывает пробуждение реципиента. Нарушение ожиданий не должно иметь только негативный эффект — оно также может иметь коммуникативную ценность. Следовательно, можно утверждать что а) автор включает в текст стимулы, которые ведут к нарушению ожиданий читателя, и делает это с коммуникативно-функциональным намерением (включая художественное и эстетическое) и б) если пробуждение представляет собой следствие нарушения читательских ожиданий, то, если соответствующий авторский план (художественный, эстетический, другой) заключается в серии (многослойной, последовательной, композиционной и т.д.)) нарушений читательских ожиданий, то опыт (эстетический и другой), вызванный ей, обусловлен в числе других факторов, серией пробуждений (который вызван соответствующими нарушениями).

Ключевые слова

Чтение, восприятие, ожидания.

НАДЕЖДА ПОДЗЕМСКАЯ

НАУКА ОБ ИСКУССТВЕ В.В.КАНДИНСКОГО СКВОЗЬ ПРИЗМУ ЕГО ПРЕПОДАВАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В БАУХАУЗЕ

Абстракт

Настоящий текст посвящен не очень подробно известной стороне деятельности В.В.Кандинского — его академической работе во вновь созданном на рубеже второго и третьего десятилетий ХХ века института Баухауз. Работа Кандинского была очень детальной и глубокой, она носила теоретически и методически фундаментальный характер. В ней сказывались наработки, ранее не реализованные им в России в проекте Государственной академии художественных наук (ГАХН), а также хорошее знакомство с порядком регулярного учебного процесса, полученное им в годы учебы в Московском университете, где Кандинский был на очень хорошем счету. Бесспорно, опыт Баухауза как исследовательской, академической и проективной институции нового типа, 100-летие которой будет отмечаться в следующем году, оказал огромное влияние на будущее художественное образование как в Европе, так и в Соединенных Штатах. Вклад В. В.Кандинского в это был весьма значителен. Настоящая работа посвящена реконструкции значения этого вклада.

Ключевые слова

В.В.Кандинский, Баухауз, теория искусства, эстетическое и художественное образование.

NADEZHDA PODZEMSKAYA

WASSILY KANDINSKY’S SCIENCE OF ART THROUGH THE PRYSM OF HIS TEACHING AT BAUHAUS

Abstract

This article is devoted to the great Russian painter Wassily Kandinsky’s teaching at newly established (1919) institution Bauhaus to which he was invited by its founders after he had left Soviet Russia (1922). Kandinsky had serious previous academic experience: he had graduated from Moscow University where he studied economical statistics and made so deep success in his studies that after graduation he was recommended to teach in one of largest universities of Russia. He prefered the career of an artist but he never gave up his interest to theoretical knowledge and science. After his first period in Germany and after 1917 Revolution he took part in establishment of Academy of Artistic Sciences, he elaborated programs conjoining artistic and scientific forms of knowledge but he didn’t manage to turn his plans into reality. As other outstanding persons, for instance, as Roman Jackobson, also mentioned in this article, he was made to leave Soviet Russia and to continue his studies abroad. He moved to Germany that he knew after the first period and used the lucky chance of Walter Gropius’ invitation to join Bauhaus. Here he tried to use to teaching his academic, theoretical and methodological experience. Some essential details of this work the author exposes here basing on very interesting and important sources.

Key words

Kandinsky, Bauhaus, science of art, artistic education, teaching.

ПЕРЕВОДЫ / TRANSLATIONS

ВИОЛА ХИЛЬДЕБРАНД-ШАТ

ЗА ПРЕДЕЛАМИ ЦВЕТА И ФОРМЫ

КНИГА ВАСИЛИЯ КАНДИНСКОГО «О ДУХОВНОМ В ИСКУССТВЕ И ЕЕ ВЛИЯНИЕ НА ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ ТРУД ВИЛЛИ БАУМАЙСТЕРА «НЕЗНАКОМОЕ В ИСКУССТВЕ»

Перевод с немецкого Евгения Кондратьева

Абстракт

Если Кандинский делает акцент на внутренней экспрессии цвета и формы, то Баумайстер показывает, что суть искусства таится в самом творческом процессе. Баумайстер опирается на идеи Кандинского, но одновременно утверждает, что презентация предметных форм не обязательно препятствует подлинной художественной экспрессии. Если Кандинский говорит о «внутренней необходимости», то Баумайстер развивает мысль о значимости творческого процесса. Несмотря на различия в терминологии, теоретики приписывают процессу творчества сходное значение. Соглсано Фидлеру, в нем заключается познавательная сила искусства, то, что Кандинский называет «духовным», а Баумайстер «незнакомым».

Ключевые слова

Художественная экспрессия, нефигуративное искусство, цвет, форма, абстракция, процесс творчества, репродукция, незнакомое, духовное, В. Кандинский, В. Баумайстер, К. О. Гёц, К. Фидлер.

VIOLA HILDEBRAND-SCHAT

BEYOND COLOR AND FORM

WASSILY KANDINSKY’S BOOK «ON THE SPIRITUAL IN ART» AND ITS INFLUENCE ON WILLI BAUMEISTER’S THEORETICAL WORK «THE UNKNOWN IN ART»

Abstract

While Kandinsky in his theory sets priorities to the interior expression of colour and form, Baumeister points out that the essence of art is due to the intention of creation. Baumeister picks up the ideas of Kandinsky, but also states that a presentation of form or subject not necessarily is abject to the true and real expression of art. As much as Kandinsky refers to the «innere Notwendigkeit», Baumeister points to the process as central for the artistic value. Despite differences between the terms for all theorists is common the significance they attribute to the process of creation. According to Fiedler here lays the aim of cognition, to which Kandinsky turns to with the «Spiritual» and Baumeister with the «Unknown».

Key words

Artistic expression, non-figurative art, colour, form, abstraction, process of creation, reproduction, «unknown», «spiritual», W. Kandinsky, W. Baumeister, K. O. Götz, K. Fiedler.

ОБЗОРЫ / REVIEWS

МАКСИМ МИЩЕНКО

ФОРМУЛЫ МИРОЗДАНИЯ В «ИНВАРИАНТАХ» СВЕТЛАНЫ КАЛИСТРАТОВОЙ

Абстракт

В статье рассматривается одно из актуальных направлений современного изобразительного искусства Science art на примере творчества художника Светланы Калистратовой, которая занимается исследованием сложных комбинаций различных топологических пространств. Предлагается философско-культурологический анализ феномена данного художественного направления, его роли и эстетического восприятия в социокультурном пространстве современного общества.

Ключевые слова

Science art, изобразительное искусство, художественные практики, современное искусство, творчество, современная культура, тенденции развития искусства, Светлана Калистратова, эстетическое восприятие.

MAXIM MISHCHENKO

FORMULAS OF THE UNIVERSE IN «INVARIANTS» BY SVETLANA KALISTRATOVA

Abstract

The article examines one of the current trends in contemporary art ScienceArt on the example of creativity of the artist Svetlana Kalistratova, which deals with the study of complex combinations of various topological spaces. A philosophical and cultural analysis of the phenomenon of this artistic direction, its role and aesthetic perception in the sociocultural space of modern society is proposed.

Key words

Science art, fine arts, artistic practices, contemporary art, creativity, contemporary culture, trends in the development of art, Svetlana Kalistratova, aesthetic perception.

ПРАКТИКИ / PRACTICES

ЛАДА БАЛАШОВА

YOHAKU, ИЛИ КОНЦЕПЦИЯ «ПУСТОТЫ» В СОВРЕМЕННОЙ ЯПОНСКОЙ МУЗЕОЛОГИИ

Абстракт

Статья посвящена феномену «пустого» музея в Японии. Данное направление японского музееведения рассматривается в национальном историко-культурном контексте. Особое внимание уделяется его истокам, развитию, эстетике и специфике на разных этапах эволюции. Автор прослеживает процесс взаимодействия и влияния западной культуры на формирование новой для Японии институции — музея, а также современное состояние музеологии в стране.

Ключевые слова

«Пустой» музей, биджуцу, бунтен, иэмото, японская музеология, эстетика пустоты.

LADA BALASHOVA

YOHAKU, OR THE CONCEPT OF EMPTINESS IN MODERN JAPANESE MUSEOLOGY

Abstract

The article is devoted to the phenomenon of the «empty» museum in Japan. This tendency in Japanese museum studies is considered in the national historical and cultural context. Special attention is paid to its origins, development, aesthetic and specifics at different stages of evolution. The author traces the process of interaction and influence of Western culture on the formation of a new institution for Japan — the museum, as well as the current state of museology in the country.

Key words

«Empty» museum, bijutsu, Bunten, iemoto, japanese museology, aesthetic of emptiness.

ДЖОВАННИ ВИНЧИГУЭРРА

СПЕКТАКЛЬ «КАРТИНКИ С ВЫСТАВКИ» КАК ПРИМЕР СИНТЕЗА ИСКУССТВ

Абстракт

Синтезу искусств Кандинский посвятил ряд теоретических текстов, которые он написал в Мюнхене в период до Первой мировой войны. В них были развиты идеи, которые должны были лечь в основу сценических композиций. Однако сами композиции, разработанные в то время художником (как драматургом и сценографом), так и остались на уровне неосуществленных проектов.

Ключевые слова

Кандинский, синестезия, синтез искусств.

GIOVANNI VINCIGUERRA

WASSILY KANDINSKY’S PERFORMANCE BASED ON «THE PICTURES FROM EXHIBITION» BY M.MUSORGSKY AS A CASE OF ARTS SYNTHESIS

Abstract

Wassily Kandinsky devoted a raw of theoretical texts to problems of synthesis of arts which he wrote when living in Munich before WWI. There he developed ideas on which scenic compositions were supposed to be based. Majority of his projects were not turned into reality. But the case of his later work with M.Musorgsky’s music during his second period of living in Germany is an exclusion. This article is investigating this case.

Key words

Kandinsky, synaesthesia, synthesis of arts.

AU. Vol. 3 (3). 2018

РЕДАКЦИОННАЯ СТАТЬЯ

Уважаемые читатели!

С настоящего номера мы хотели бы сделать наш журнал более удобным для читателей и их ссылок на наше издание: каждая публикация будет иметь полные и равноценные версии на русском и английском языках. Этот шаг сделает Aesthetica Universalis важной площадкой для международного эстетического диалога с активным участием российских участников.

Мы привлекли талантливых и хорошо мотивированных переводчиков из академической среды МГУ имени М.В.Ломоносова для того, чтобы переводить тексты с русского языка на английский и наоборот, чтобы сделать этот перевод возможным и содержательным.

Редакция ждет ваши статьи на адрес aestheticauniversalis@gmail.com

Всего наилучшего,

С.А.Дзикевич,

главный редактор AU

EDITORIAL

Dear readers,

From this issue we would like to make our journal more comfortable for readers and their references: all publications we’ll have full Russian and English equally valuable versions. It will be a serious step for Aesthetica Universalis to become an important medium for international dialogue on aesthetic problems.

We’ve built a team of talanted and well-motivated interpreters from Lomonosov Moscow State University academic circles to translate your texts from Russian into English and vise-vers and to make the dialogue possible and mutually useful.

The Editorial Board expects your papers at the address aestheticauniversalis@gmail.com

All the best,

Sergey Dzikevich,

AU Editor-in-Chief

EDITORIAL

Dear readers,

From this issue we would like to make our journal more comfortable for readers and their references: all publications we’ll have full Russian and English equally valuable versions. It will be a serious step for Aesthetica Universalis to become an important medium for international dialogue on aesthetic problems.

We’ve built a team of talanted and well-motivated interpreters from Lomonosov Moscow State University academic circles to translate your texts from Russian into English and vise-vers and to make the dialogue possible and mutually useful.

The Editorial Board expects your papers at the address aestheticauniversalis@gmail.com

All the best,

Sergey Dzikevich,

AU Editor-in-Chief

ТЕОРИЯ / THEORY

ФИЛИПП CЕРС

КАНДИНСКИЙ: ИДЕИ ХУДОЖНИКА И МИСТИЧЕСКИЙ ОПЫТ

Перевод с французского Арины Кузнецовой при редакционных консультациях Брианы Берг

Абстракт

Всю жизнь Кандинский оставался мыслителем, чьи идеи были основаны на практических поисках в области искусства. В юности будущий художник получил образование, подготовившее его к научной деятельности. В 1896 году, когда Кандинскому было тридцать лет, ему предложили университетскую кафедру. Он отказался от профессорской карьеры ради того, чтобы посвятить себя живописи, оставаясь при этом исследователем и преподавателем (в частности, он работал в Московском университете), публикуя многочисленные тексты, свидетельствующие о строгости его научного подхода.

Наделенный поэтическим даром, Кандинский создавал также сценические композиции; великолепно владея языками (в первую очередь русским и немецким), он смело использовал их богатства, не был чужд словотворчеству. В области теории он выработал совокупность правил и принципов, словарь и грамматику искусства: теорию цвета, теорию формы и теорию композиции. Его размышления основываются на опыте использования языка собственных средств искусства и принципов композиции. Кандинский рассматривает искусство как усилие, направленное на поиск истины: для него существует художественный путь познания, и этот путь ведёт к личностному и коллективному совершенствованию.

Но в первую очередь теория Кандинского связана с художественной практикой, с самим актом художественного творения, который он ставит

на первое место. Его теория рождается из этой практики. Мысль Кандинского в той же мере относится к богословию искусства: творческий акт художника — продолжение акта Божественного творения и призыв к установлению мировой гармонии.

Ключевые слова

В.В.Кандинский, психология художественного творчества, художественная практика, творческий акт, мистический опыт, теологическое понимание творчества.

EMILY CHRISTENSEN

«AMBIVALENT» IMAGES: WASSILY KANDINSKY’S ABSTRACT-ORIENTALIST PAINTINGS

Abstract

In the years 1909—1911, Wassily Kandinsky sought to change art — but not simply for the sake of it. He wanted to create art capable of generating a spiritual epiphany in his viewers. To achieve this he strove for both a suitable formal element (abstraction of forms) and spiritual content. It was essential to Kandinsky that the paintings be recognised by his viewers as spiritual. Orientalist subject matter offered him this opportunity. This paper proposes that in a group of five paintings completed during this important period of transition, Kandinsky turned for inspiration to his personal experience of «the Orient’: photographs and sketches from his trip to Tunisia in 1904—1905 and two exhibitions in Munich in 1909 and 1910. Kandinsky quickly discovered that it was not only the spiritual associations that helped him achieve his objective; the visual material from his trip to Tunisia presented an approach to the dissolution of form. Bodies were veiled and hooded; architecture appeared reduced to flat planes and geometrical shapes. Content and form combined to propel him towards abstraction in a manner not available with any other thematic subject. Postcolonial studies of Orientalist art suggest that it typically involved the implicit or explicit support of an imperial agenda: the domination of «the Orient’ by «the West’. This interpretation oversimplifies what Kandinsky did with his abstract-Orientalist paintings. Kandinsky’s paintings engaged with Orientalist themes, but they were not conventional Orientalist works. Analysis reveals that he rejected as many dominant power structures as he accepted. This complex interplay of acceptance and rejection, or what Homi Bhabha expressed in terms of conflicting desire and derision led to the creation of quintessentially «ambivalent’ images.

Introduction

Starting in 1909, Wassily Kandinsky transformed art: he formulated the concept of abstract art and then experimented until he was able to paint it. Abstraction was arguably the most influential innovation in art of the twentieth century, and Kandinsky is seen as one of its founders. For Kandinsky, however, abstraction of form was not an end in itself: in his book On the Spiritual in Art he explained that «art is […] a power that has a purpose and must serve the development and refinement of the human soul.» He believed this could be achieved through abstraction, but only if it conveyed spiritual significance. This study proposes an entirely new understanding of Kandinsky’s art in these critical years: his formal and thematic dependence on «Oriental» themes.

ИСТОРИЯ / HISTORY

ELENA DZIKEVICH, SERGEY DZIKEVICH

SHAKESPEARE AS A PHILOSOPHER OF MIND AND INTERTEXTUALITY (THE CASE OF HAMLET)

Abstract:

All authors writing on Shakespeare’s plays — being philosophers of language or not, being theoreticians or not — can’t escape from one detail: almost everywhere his language provokes some quantity of possible interpretations competing with one another in spectators’ minds. These authors — especially if they are theoreticians and surely if they are philosophers of language — can have different and sometimes opposite points of view on the nature of Shakespeare’s language and, consequently, its meanings. Some of these points of view are very exotic — for instance, what could be changed in understanding of Shakespeare’s language if this language had been invented by Francis Bacon? We think that ideas of this sort must be explained with the only reason: Shakespeare’s language is really of philosophical virtues. But we are sure that these virtues are his own achievement, they were elaborated by him as the implicit discourse of his specific and highly personalized manner to work with language and texts. Thinking on philosophical universality of many passages of Shakespeare’s texts we’ve developed the following version of this phenomenon: 1) this universality is real, not metaphorical; 2) this universality comes from intertextuality of Shakespeare’s plays; 3) this universality is especially evident in Shakespeare’s playwrights because he realized the theoretical meaning of his creative operations with text as special kind of re-writing old stories in which the everlasting elements were supposed to be kept and stressed to carry out the fundamental meaning of the text to which such a procedure has been applied; 4) there are reasons to think that because Shakespeare many times repeated this procedure he elaborated an implicit discourse on their textual essence; 5) because this discourse was based on the essence of what is now called intertextuality we could evaluate Shakespeare as an implicit theoretician of this subject-matter; 6) this evaluation gives us some adding instruments in understanding Shakespeare’s intellectual heritage and provides us an opportunity to re-look at its possible theoretical connotations that we propose to see in philosophy of mind.

Key words

Intertextuality and Shakespeare, the origins of literature intertext of Hamlet’s tragedy, intertextual meaning of Hamlet’s tragedy, intertextual changes in understanding the message of Hamlet, Shakespeare and philosophy of mind.

ЕЛЕНА ДЗИКЕВИЧ, СЕРГЕЙ ДЗИКЕВИЧ

ШЕКСПИР КАК ФИЛОСОФ СОЗНАНИЯ И ИНТЕРТЕКСТУАЛЬНОСТИ (СЛУЧАЙ «ГАМЛЕТА»)

Абстракт

Все авторы, которые пишут о пьесах Шекспира — являются они философами языка или нет, являются они теоретиками вообще или нет — не могут не отметить одну деталь: почти везде его язык провоцирует некоторое множество возможных интерпретаций, соревнующихся друг с другом в сознании зрителей. Эти авторы — в особенности если они теоретики и, конечно, если они философы языка — могут иметь различные и часто противоречащие друг другу точки зрения на природу языка Шекспира и, следовательно, на его значения. Некоторые точки зрения являются весьма экзотическими — например, что может быть изменено в понимании языка Шекспира, если бы этот язык был изобретен Фрэнсисом Бэконом? Мы полагаем, что идеи этого рода могут объясняться только одной причиной: Шекспир использует язык, которому свойственны действительно философские качества. Однако мы уверены, что эти качества представляют собой его собственное достижение, они выработаны им в качестве имплицитного дискурса его особой и весьма персонализированной работы с языеом и текстами. Размышляя над философской универсальностью многих пассажей Шекспировых текстов мы пришли к следующим версиям объяснения этого феномена: 1) эта универсальность является действительной, а не метафорической; 2) эта универсальность имеет истоком интертекстуальность Шекспировых пьес; 3) эта универсальность особенно очевидна в драматургии Шекспира, поскольку он осознал теоретическое значение своих креативных действий с текстом как специальной разновидности переписывания старых историй, в которых вечные элементы должны были быть сохранены и усилены для того, чтобы передавать фундаментальное значение текста, к которому эта процедура была применена; 4) есть основания полагать, что, поскольку Шекспир много раз повторял эту процедуру, он выработал имплицитный дискурс на примерах их текстуальной сущности; 5) поскольку его дискурс был основан на сущности того, что теперь называется интертекстуальностью, мы можем оценить Шекспира как имплицитного теоретика этого предмета; 6) эта оценка дает нам некоторые дополнительные инструменты для понимания интеллектуального наследия Шекспира и предоставляет нам возможность по-новому посмотреть на теоретические коннотации, которые мы предполагаем видеть в философии сознания.

Ключевые слова

Интертекстуальность и Шекспир, происхождение литературного интертекста трагедии Гамлета, интертекстуальное значение трагедии Гамлета, интертекстуальные изменения понимания послания трагедии Шекспира «Гамлет», Шекспир и философия сознания.

ЛАДА БАЛАШОВА

В. В. КАНДИНСКИЙ И АНГЛИЙСКАЯ ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ЖИЗНЬ 1900-1910-Х ГОДОВ. МАЛОИЗВЕСТНЫЕ СТРАНИЦЫ ТВОРЧЕСКОЙ БИОГРАФИИ МАСТЕРА

Абстракт

Статья посвящена малоизвестным в России фактам восприятия творчества Кандинского в Британии в 1900–1910-е годы. Рассматривая историю экспонирования работ Кандинского, а затем знакомство с его теорией через публикации Садлера, автор приходит к выводу, что интерес к творчеству мастера, его идеям проходил в контексте всеобщего национального увлечения проблематикой, поднимаемой художником в книге «О духовном в искусстве», — идеям синестезии, абстрактной живописи, ритма, психологии цвета. Многие из живописных экспериментов в британском искусстве проходили параллельно творчеству Кандинского, некоторые из них — под его влиянием, но и в том и другом случае это был лишь небольшой период, закончившийся 1920-ми годами.

Ключевые слова

Кандинский, Фрэнк Раттер, Майкл Садлер, Майкл Садлейр, Роджер Фрай, журнал «Ритм», журнал «Бласт», Ванесса Белл, группа «Блумсбери».

LADA BALASHOVA

WASSILY KANDINSKY AND ENGLISH ARTISTIC LIFE 1900—1910S. LITTLE-KNOWN PAGES OF THE MASTER’S CREATIVE BIOGRAPHY

Abstract

The article is devoted to the little-known in Russia facts of perception of Kandinsky’s work in Britain in the 1900—1910s. Considering the history of exhibiting Kandinsky’s works, and then familiarity with his theory through the publication of Sadleir, the author comes to the conclusion that the interest in the work of the master, his ideas took place in the context of the general national interest in the problems raised by the artist in the book «Concerning the Spiritual in Art» — the ideas of synesthesia, abstract painting, rhythm, psychology of colour. Many of the pictorial experiments in british art took place in parallel with the work of Kandinsky, some of them — under his influence, but in both cases it was only a short period ended in the 1920s.

Key words

Kandinsky, Frank Rutter, Michael Sadleir, Michael Sadler, Roger Fry, Rhythm magazine, Blast magazine, Vanessa Bell, Bloomsbury group

ПЕРЕВОДЫ / TRANSLATIONS

КЛАЙВ БЕЛЛ

ИСКУССТВО И ВОЙНА

Перевод с английского Евгения Доброва

Абстракт

Эссе Клайва Белла «Искусство и война» на первый взгляд может показаться публицистическим текстом. Нелишенное апелляций к личному опыту, движимое пафосом художественного произведения, оно обладает и пафосом исследовательским. Отталкиваясь от базовых эстетических понятий, ссылаясь на хрестоматийные исторические примеры, современный ему контекст, Белл в доступной форме доносит как до широкого читателя, так и до ведущих мыслителей его эпохи сложные, требующие доказательной базы мысли о сущности искусства. Главной линией статьи можно назвать рассуждение о том, что искусство не может быть патриотичным или непатриотичным. Искусство, по его мнению, не может принадлежать только нации, стране, оно вообще не должно не мыслиться в этих категориях.

«Не время для искусства» — расхожая фраза времен Первой мировой войны. Сегодня в медиа-дискурсе вряд ли можно встретить подобное суждение. Но тема, разрабатываемая Беллом, не теряет своей актуальности. Произведения искусства, в число которых входят и выдающиеся творения прежних исторических периодов и сегодня становятся «жертвами» вооруженных конфликтов, причем в самых различных культурных регионах мира. Отношение к искусству как к выражению патриотизма и государственных интересов также сохраняется в современных публицистических, а подчас и теоретизирующих текстах, иногда оно настойчиво предлагается обществу как некий доминирующий стандарт отношения социума к функциям искусства, сводя его именно к критикуемой Беллом ограниченной функциональности и превращая это отношение в суррогатный «мейнстрим».

Применительно к этому тексту можно говорить об анализе собственно понимания патриотизма, имплицитно представленном в данном эссе и разводящем интересы общества и конкретной государственной системы. В этом смысле Белл разводит интересы Британской колониальной империи и интересы британского гражданского общества с его культурой и культурными институциями, причем указывая на конкретные их случаи, находившиеся в забвении и совершенно вне зоны внимания воинствующих «патриотов». На такое понимание наталкивает и принадлежность Белла к группе Блумсбери, известной своим антагонистическим настроением по отношению к викторианским ценностям и колониальной политике империи. В этом аспекте Белл предвосхищает и многие направления будущего постколониального эстетического мышления, и новые позиции в отношении арт-мира как автономной области, которые к середине ХХ века станут доминирующими в англо-саксонском и континентальном эстетическом мышлении.

Ключевые слова

Клайв Белл, группа «Блумсбери», прекрасное, истина, сущность искусства, эстетическая ценность, патриотизм, искусство.

ОБЗОРЫ / REVIEWS

ЕВГЕНИЙ ДОБРОВ, КРИСТИНА ЛОГИНОВА

МЕЖДУНАРОДНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ПО ПРОБЛЕМАМ ТЕОРИИ ИСКУССТВА В МГУ ИМЕНИ М. В. ЛОМОНОСОВА

Абстракт

Данный обзор посвящен VIII Международной научной конференции «Актуальные проблемы теории и истории искусства» и в сжатой форме предоставляет сведения о выборочных докладах ряда секций.

Ключевые слова
Искусство, история искусства, теория искусства

EVGENIY DOBROV, CHRISTINA LOGINOVA

INTERNATIONAL CONFERENCE ON ART THEORY PROBLEMS AT LOMONOSOV MOSCOW STATE UNIVERSITY

Abstract

This review is dedicated to the 8th International scientific conference «Actual Problems of Theory and History of Art» and briefly summarizes selected papers of several of the conference panels.

Key words
Art, history of art, theory of art.

ПРАКТИКИ / PRACTICES

AESTHETICA UNIVERSALS: ПУБЛИЧНАЯ ПРЕЗЕНТАЦИЯ НА ФИЛОСОФСКОМ ФАКУЛЬТЕТЕ МГУ ИМЕНИИ М. В. ЛОМОНОСОВА / PUBLIC PRESENTATION AT LOMONOSOV MOSCOW STATE UNIVERSITY, FACULTY OF PHILOSOPHY

5 ОКТЯБРЯ 2018 ГОДА, ФОТОСЕССИЯ / OCTOBER, 5, 2018, PHOTOSESSION

AU. Vol. 4 (4). 2018

РЕДАКЦИОННАЯ СТАТЬЯ

Уважаемые читатели!

Мы представляем вам четвертый номер журнала 2018 года, которым мы завершаем первый год нашей работы. За это время мы вышли на запланированную периодичность издания в четыре номера за год, отработали оптимальный для нас полностью двуязычный формат коммуникации с аудиторией.

В следующем году мы обязательно сохраним периодичность издания, сделав ее более регулярной на протяжение года. Номера журнала будут выходить дважды в университетский семестр — в марте, мае, октябре и декабре. Октябрьский выпуск будет специальным, он будет посвящен публикации материалов IX Овсянниковской международной конференции (ОМЭК IX), которая анонсируется в специальном информационном письме ниже.

Редакционная команда Aesthetica Universalis искренне поздравляет читателей с Новым годом, ожидает Вашего участия в ОМЭК IX и публикаций в нашем журнале.

Наш адрес: aestheticauniversalis@gmail.com

Главный редактор AU

С.А.Дзикевич

EDITORIAL

Dear readers,

We are honored to present you the fourth issue of our journal in 2018 year. With it we finish the first year of our work. In this period we have fully executed our plans to publish four issues in a year and to make communication with our audience perfectly available in two languages.

Next year we’ll keep the quarterly regime of the journal issues but we’ll make it more regular: Aesthetica Universalis will appear twice every university semester (in March, May, October, and December). The October issue will be special: we’ll publish papers of the IX Ovsiannikov International Conference (OIAC IX) that is announced below this article.

The Editorial Team is greeting all the readers with coming New Years and expects for your participation in OIAC IX and waits your papers.

Our e-mail: aestheticauniversalis@gmail.com

AU Editor-in-Chief

Sergey Dzikevich

IX ОВСЯННИКОВСКАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ ЭСТЕТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ
(ОМЭК IX)

20 — 21.11.2019

ЭСТEТИЧЕСКИЕ ФУНКЦИИ
ЭКСПОЗИЦИОННЫХ ИНСТИТУЦИЙ
В ПОСТСОВРЕМЕННОЙ КУЛЬТУРЕ

Экспозиционные институции превратились за последние 50 лет из общественных учреждений с узким профилем музеефикации, образования, рекреации и развлечения в ключевые центры формирования паттернов социального взаимодействия, кластеры генерации креативных трендов во всех видах деятельности. В основе этого лежат постепенно накапливавшиеcя изменения, произошедшие за это время и простирающиеся от изменения эстетического режима взаимодействия публики с экспонируемыми объектами до смены самих организационных оснований повседневной деятельности экспонирующих институций. Настоящая конференция имеет целью теоретически интерпретировать изменения эстетических функций экспозиционных институций в постсовременной культуре в рамках следующих тематических разделов:

— Эстетический режим постсовременной экспозиционной институции: от психического дистанцирования к интерактивному контакту.

— «Ночь в музее» как психологическая модель сокращения дистанции между произведениями искусства и публикой.

— Музей в постсовременной культуре: трансформация эстетических функций, принципов организации пространства и эстетических параметров атмосферы.

— Эстетические стратегии музеефикации и музейного экспонирования contemporary art.

— Эстетические опции цифровых технологий и новых медиа в постсовременной экспозиционной среде.

— Медиа-арт: самоэкспонирующаяся технология или экспозиционный носитель информации?.

— Опции эстетического развития и эстетического образования в постсовременной экспозиционной институции.

Мы просим Вас прислать свою статью с полным именем, указанием Вашей академической или другой профильной профессиональной позиции, темы сообщения, абстрактом, ключевыми словами, ссылками после основного текста, Book Antiqua, 12, интервал 1. Ваш текст на русском языке должен иметь полный перевод на английский язык с теми же параметрами. Общий объем обеих версий — не более 15 страниц.

Пожалуйста, перед именем вставьте через копирование номер и тему секционной дискуссии.

Крайний срок высылки — 1 марта 2019 г.

В тематической строке письма укажите «ОМЭК IX».

Мы дадим Вам ответ до 20 марта 2019 г.

Сборник статей ОМЭК IX будет опубликован до начала конференции

Присылайте свои статьи и задавайте любые вопросы, связанные с намерением участвовать в ОМЭК IX по адресу Оргкомитета aesthesis@philos.msu.ru

С наилучшими пожеланиями,

Оргкомитет ОМЭК IX

IX OVSIANNIKOV INTERNATIONAL AESTHETIC CONFERENCE
(OIAC IX)

20 — 21.11.2019

AESTHETIC FUNCTIONS OF EXPOSITIONAL INSTITUTIONS
IN POSTMODERN CULTURE

For last 50 years expositional institutions have transformed from narrowly profiled societal settlements with functions of museefication, education, recreation, entertainment into key centers elaborating new patterns of social interaction and clusters generating creative trends of all kinds of activity. These transformations are based on slow changes of that period starting from contacts of the audience with exposed objects and finishing with the very organizational foundations of expositional institutions everyday activity. This conference has the aim to give theoretical interpretation of the changes in aesthetic functions of expositional institutions in postmodern culture according to the following thematical panels:

— Aesthetic regime of postmodern expositional institution: from psychical distancing to interactive contact.

— «Museum Night» as psychological model of reducing distance between areations of art and the audience.

— Meseum in postmodern culture: transformation of aesthetic functions, prinsiples of space organization and aesthetic parameters of atmosphere.

— Aesthetic strategies of museefications and museum expositions of contemporary art.

— Aesthetical options of digital technologies and new media in postmodern expositional space.

— Media art: self-exposing technologies or an expositional medium?

— Options of aesthetic development and aesthetic education in postmodern expositional institution.

We kindly ask you to send us your paper with your full name, the name of your academic position, the title of your presentation, abstract, key words, references after the main text, Book Antiqua, 12, interval 1. Your English text must have full Russian translation with the same parameters. The total volume of the two versions must be no more than 15 pages.

Please, before the name paste the number and the theme of the panel discussion you have chosen.

The deadline is March, 1, 2019.

Mark the theme of your letter «OIAC IX».

We’ll answer on acceptation to March, 20, 2019.

The book of OIAC VIII proceedings will be published until November, 20, 2019.

Don’t hesitate to write me to ask your questions on all aspects of your participation

and send your papers to the address of the Organizing Committee aesthesis@philos.msu.ru

Sincerely,

OIAC IX Organizing Committee

ТЕОРИЯ / THEORY

ANTANAS ANDRIJAUSKAS

FUNDAMENTAL PRINCIPLES OF TRADITIONAL ARAB-MUSLIM AESTHETICS AND THE SYSTEM OF PREDOMINANT ARTS

Abstract

Arab-muslim aesthetics came into existence between the Western and Eastern worlds, reflecting its historical mission of connecting cultural, aesthetic and artistic traditions of different civilizational areas. It absorbed in itself aesthetic ideas typical of Hellenic world, the Hebrews, Egypt, Mesopotamia, Persia, India and various steppe peoples, and tied them with traditional aesthetic views of the semi-nomadic Arabs. Firstly, Arab-muslim aesthetics differed from the Indian, Chinese, Japanese, Antique and Western aesthetic traditions in its narrower reflection scope of the system of arts as well as in powerful penetration of fundamental Quranic ideological premises into the area of aesthetic consciousness. It conditioned specific hierarchy of arts in the Islāmic civilization, in which three great arts — poetry, calligraphy and architecture, — competed for primacy across different evolutionary periods and regions while the rest of the arts, despite some being important for separate regions and peoples, were largely sidelined.

Key words

Islāmic culture, Arab-muslim traditional aesthetics, beauty, harmony, Islāmic art, system of arts, architecture, calligraphy, miniature painting, poetry, music, applied decorative arts, ornamental structuralism.

ИСТОРИЯ / HISTORY

ЕЛЕНА ПЕТРОВА

ВОСПРИЯТИЕ ЛАНДШАФТОВ И ОПАСНЫХ ПРИРОДНЫХ ЯВЛЕНИЙ В РУССКОЙ ПЕЙЗАЖНОЙ ЖИВОПИСИ

Абстракт

Люди, принадлежащие к разным культурам, отличаются своими ландшафтными предпочтениями и особенностями эстетического восприятия вследствие ряда этнокультурных, исторических, социальных и экологических факторов. Анализируя развитие национальной пейзажной живописи, которая отражает ландшафтный образ, созданный определенной культурой, мы можем понять эволюцию восприятия и оценки ландшафта представителями этой культуры. В статье рассматривается изменение восприятия природных ландшафтов в русской живописи, раскрываются основные особенности ландшафтного образа на каждом этапе его формирования, начиная с XVII века. Каждая историческая эпоха характеризуется своей социально-культурной ситуацией, обусловливающей конкретное восприятие и образ природы. До XVIII в. ландшафтные образы были довольно схематичными, хотя некоторые из них отражали реальные ландшафты России. В XVIII в. пейзажи служили только фоном для основного сюжета картины. Первыми самостоятельными природными пейзажами в русской живописи стали топографические виды императорских дворцов и парков. Итальянские ландшафты были признаны классическим образцом прекрасных пейзажей, в отличие от ландшафтов собственной страны, которые считались обычными и малоинтересными для живописи. В середине XIX в. в русской культуре происходит постепенное изменение восприятия природы, связанное с общим переосмыслением культурных ценностей и с переходом от романтизма к реализму, а позднее — импрессионизму. Иноземная экзотика перестает восприниматься как единственно привлекательная и достойная восхищения, все большее внимание уделяется ландшафтам родной страны. Происходит окончательное утверждение русского национального пейзажа. Для русских художников это была средняя полоса Европейской части России. «Пейзаж настроения» стал следующим шагом в развитии ландшафтного образа в конце XIX — начале XX века. Кардинальные изменения в восприятии природы произошли в XX веке. Особое внимание в русской пейзажной живописи уделялось неблагоприятным и опасным природным явлениям, таким как извержение вулкана, землетрясение, наводнение, шторм, гроза, дождь и другие, хотя в целом «драматический» пейзаж был для нее менее характерен, чем для западноевропейского искусства.

Ключевые слова

Восприятие ландшафта, Пейзажная живопись, Эстетическая оценка, Визуальная оценка, Ландшафтный образ, Национальный пейзаж, Опасное природное явление.

ELENA PETROVA

PERCEPTION OF LANDSCAPE AND NATURAL HAZARDS IN RUSSIAN LANDSCAPE PAINTING

Abstract

People belonging to different cultures differ in their aesthetic perception and landscape preferences as a result of a number of ethno-cultural, social, and environmental factors. Analyzing the development of national landscape painting, which reflects a landscape image created by a culture, we can understand the evolution of landscape perception and appreciation by the representatives of this culture. The study examines the evolution of natural landscape appreciation in Russian painting and reveals the main features of landscape image in each stage of its development and transformation from the 17th century. Each historical epoch has its own social and cultural characteristics that determine the specific vision and image of nature. Until the 18th century, landscape images were rather schematic, although some of them represented real landscapes of Russia. In the 18th century, landscapes were depicted only as a background for the main plot of a picture. The first natural sceneries in Russian painting were topographical views of imperial palaces and parks. Italian landscapes were recognized as a classic example of beautiful landscapes in contrast to landscapes of the own country considered ordinary and uninteresting. In the mid-nineteenth century, the Russian culture began to increase the rejection of foreign exotics; Russian art discovered the real living nature and the national landscape. The concept of «national landscape» assumes the image of a certain geographically specific nature. For Russian artists, it was the middle stripe of the European part of Russia. «Impression of nature» and «landscape of mood» were the next steps in the development of landscape image in the late 19th to early 20th century. Drastic changes in the perception of nature occurred in the 20th century. Special emphasis in Russian landscape painting was given to natural hazards and phenomena such as volcanic eruption, earthquake, flood, storm, thunderstorm, rain, and others.

Key words

Landscape perception, Landscape painting, Aesthetic evaluation, Visual assessment, Landscape image, National landscape, Natural hazard.

ПЕРЕВОДЫ / TRANSLATIONS

ЭМИЛИ КРИСТЕНСЕН

«АМБИВАЛЕНТНЫЕ» ОБРАЗЫ: АБСТРАКТНО-ОРИЕНТАЛИСТСКИЕ
КАРТИНЫ ВАСИЛИЯ КАНДИНСКОГО

Перевод с английского Евгения Кондратьева

Абстракт

Автор статьи «Амбивалентные» образы: абстрактно-ориенталистские картины Василия Кандинского», Эмили Кристенсен, представляет лондонский Институт искусства Курто (Courtauld Institute of Art), один из ведущих мировых научных и образовательных центров по изучению истории искусства. В статье «Амбивалентные» образы: абстрактно-ориенталистские картины Василия Кандинского» присутствуют референции к постколониальной теории в лице ее знаковых представителей: Эдварда В. Саида и Хоми К. Бхабха. Эдвард В. Саид является автором цитируемой в статье работы «Ориентализм», в которой подвергается критике западный, «ориенталистский» образ Востока, остающийся, по мнению этого теоретика, предвзятым и наследующим многие стереотипы эпохи колониализма. Под «ориентализмом» Эдвард В. Саид понимает навязываемый западной культурой односторонний подход к изучению и пониманию Востока. Хоми К. Бхабха является последователем Эдварда В. Саида и автором междисциплинарного понятия «амбивалентность», используемого им в контексте постколониальных исследований. На трактовку Хоми К. Бхабха постколониальной ситуации оказали также влияние постструктуралистские идеи Ж. Деррида, Ж. Лакана и М. Фуко. В сфере изобразительного искусства и архитектуре XIX — начала XX в. термин «ориентализм» обозначает особое художественное направление, обращающееся к восточной тематике (Ж.-Л. Жером, Ф. М. Бредт, Дж. Розати и др.)

Ключевые слова

Восток-Запад, кросс-культурные коммуникации, постколониальный аспект культурно-психологического дискурса.

ОБЗОРЫ / REVIEWS

ЕЛЕНА РОМАНОВА

XXIX АЛПАТОВСКИЕ ЧТЕНИЯ

Абстракт

На протяжение двух дней — 6–7 декабря 2018 года — в Российской академии художеств проходила Международная научно-практическая конференция XXIX Алпатовские чтения на тему: «Садово-парковое искусство Востока и Запада. Диалог и формы идентичности». Алпатовские чтения — главная ежегодная научная конференция Академии художеств, которая была организована 29 лет назад в память выдающегося русского искусствоведа Михаила Владимировича Алпатова (1902–1986).

Ключевые слова

XXIX Алпатовские чтения на тему: «Садово-парковое искусство Востока и Запада. Диалог и формы идентичности».

ELENA ROMANOVA

XXIX READINGS IN MEMORY OF M.V. ALPATOV AT RUSSIAN ACADEMY OF ARTS

Translated from Russian by Sergey Dzikevich

Abstract

For two days — December 6–7, 2018 — the International Scientific and Practical Conference XXIX Alpatov Readings on the theme: “Garden and park art of the East and West. Dialogue and Forms of Identity”. Alpatov Readings is the main annual scientific conference held by Russian Academy of Arts which was initiated 29 years ago in memory of the outstanding Russian art historian Mikhail Vladimirovich Alpatov (1902–1986).

Key words

International Scientific and Practical Conference XXIX Alpatov Readings on the theme: @Garden and park art of the East and West. Dialogue and Forms of Identity”.

ПРАКТИКИ / PRACTICES

ШАГАЛ И Я / CHAGALL AND ME

Выставка-оммаж о Марке Шагале и Божественной Иллюминации творчества художников в галерее Cogito философского факультета МГУ имени М.В.Ломоносова. В выставке принимали участие современные российские художники, вдохновленные творчеством Марка Шагала.

A hommage exhibition on Marc Chagall and Divine Illumination of artistic creation at Cogito gallery, Faculty of Philosophy, Lomonosov Moscow State University. In the exhibition were presented paintings by some contemporary Russian artists who were inspired with Marc Chagall’s creations.

Фотосессия / Photosession

AU. Vol. 1 (5). 2019

РЕДАКЦИОННАЯ СТАТЬЯ

Дорогие читатели!

Вы получили первый номер AU в 2019 году. Мы завершили разработку нашего дизайна и хотели бы в дальнейшем выглядеть именно так, как вы видите это теперь.

Мы постоянно работаем над тем, чтобы сделать содержание журнала универсально интересным, как это обещает наше название. Поэтому я рад, что в этом номере мы как продолжаем начатые публикации, так и представляем новых авторов и новые взгляды на эстетическое поле.

В 2019 году мы будем оставаться с вами на связи, пожалуйста, пишите нам обо всем, что вы думаете об эстетике по редакционному адресу: aestheticauniversalis@gmail.com

Искренне ваш,

С. А. Дзикевич,

главный редактор AU

EDITORIAL

Dear readers!

You receive the first AU issue in 2019. You see we have finished the search for our design and we would like to look the way as we are looking now.

We are permanently working to make the contets of the journal universally interesting — as our title promisses. So I am happy that in this issue we both continue the previous publications and introduce the new authors and new views on the aesthetic field.

In 2019 we are staying in touch with you, please write about all that you think on aesthetics to the editorial address: aestheticauniversalis@gmail.com

Sincerly yours,

Sergey Dzikevich,

AU Editor-in-Chief

ТЕОРИЯ / THEORY

NATALLIA STELMAK SCHABNER

RESOLVING THE PARADOX OF FICTION: ACTIVE RECONSTRUCTION AND EMOTIONAL DISSONANCE

Abstract

Why does fiction move us? Jenefer Robinson (Deeper than Reason) argues that emotions begin as immediate, physiologically-based appraisals that kick in before cognition, so belief in what sparks the emotion is not necessary. But how would fiction, which we experience through cognition, trigger such appraisals? I argue that writers such as Dostoevsky use narrative devices such as ambiguity, unreliable narration and complex emotional states or «emotional dissonance» in characters to move us emotionally. These techniques engage us in a process of active reconstruction of a narrative’s content, mirroring how we engage with experience, thereby creating real emotional responses.

Keywords

Dostoevsky, Tolstoy, Jenefer Robinson, emotional dissonance, active reconstruction, Paradox of Fiction, realism, modernism, imagination, mental content.

НАТАЛЬЯ СТЕЛЬМАК ШЕЙБНЕР 

РАЗРЕШАЯ ПАРАДОКС ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ: АКТИВНОЕ ВОСПРОИЗВЕДЕНИЕ И ЭМОЦИОНАЛЬНЫЙ ДИССОНАНС

Абстракт

Почему мы переживаем эмоции, читая художественную литературу? Дженифер Робинсон «Deeper than Reason» («Глубже, чем разум») полагает, что эмоции зарождаются как немедленные, физиологически обусловленные оценки, которые опережают мышление, и поэтому убеждение в существовании того, что вызывает наши эмоции, необязательно. Но как художественная литература, которую мы переживаем мысленно, может вызывать у нас такие оценки? Я думаю, писатели, подобные Достоевскому, вызывают наши эмоции, используя такие повествовательные техники, как неопределённость, недостоверное повествование и также сложные эмоциональные состояния, или эмоциональный диссонанс, персонажей. Данные техники вовлекают нас в процесс активного воспроизведения содержания рассказываемого, отражая наш жизненный опыт, и таким образом создают реальные эмоциональные реакции.

Ключевые слова

Достоевский, Толстой, Дженифер Робинсон, эмоциональный диссонанс, активная реконструкция, парадокс художественной литературы, реализм, модернизм, воображение, интеллектуальное содержание.

SALOMĖJA JASTRUMSKYTĖ

THE AESTHETICS OF SYNAESTHESIA. A CRITICAL APPROACH

Abstract

First of all, the aesthetics of synaesthesia is the compilation of diverse, mostly non-historical vectors with sensory interactions, which permeate the human-made culture. In traditional aesthetics of the 19th−20th centuries, most often they are recognised in the plane of art and interactions between different types of art. Over time, it has been discovered that they cover all embedded, conscious or non-articulated vital human activities, which unfold sensorially in communication within the conditions of megasocium, which has no historical analogues. The aesthetics of synaesthesia also includes multifaceted and not necessarily homogeneous manifestations, integrated and interacting in a sensual human plane. In the traditional aesthetic thought, which prevailed almost until the end of 20th century, the programmed cases of interaction between different arts were mainly concerned with interpretations of the synaesthesia phenomenon, which showed an attempt to predispose and limit synaesthesia in the Western aesthetic tradition as yet another, even though a controversial aspect. In the 21st century, with the growing number of synaesthesia research such situation became questionable and the aesthetic articulation of synaesthesia moved not only beyond the boundaries of art, encompassing all human activity in the living world, moreover, the aesthetics of synaesthesia covered the self-perception of the individual recognising the interactions of multilayered senses in a natural and legitimate way of experiencing the world, which primarily has aesthetic value for a person

Keywords

Synaesthesia, aesthetics, senses, embodiment, perception, art.

ИСТОРИЯ / HISTORY

СЕРГЕЙ ДЗИКЕВИЧ

ПРЕРВАННЫЙ ПРОЕКТ BAUHAUS: КРАТКАЯ ИСТОРИЯ И НЕКОТОРЫЕ ЭСТЕТИЧЕСКИЕ ВЛИЯНИЯ

Абстракт

Проект Bauhaus предполагал взаимодополнение различных каналов получения человеком эстетической информации в реальной социальной жизни. Инициаторы и деятели этого проекта этого беспрецедентного проекта уделяли большое внимание сопряжению различных потоков эстетической информации в реальных эстетических реакциях, пристально исследовали процессы эмоционального сопряжения различных потоков эстетической информации в человеческой психике, получившие теоретическое название синестезии. Именно поэтому Bauhaus с самого начала и до конца носил характер проекта, связанного с целостным пониманием эстетического мира человека и выработал как программу соответствующих исследований, так и принципы подготовки универсальных дизайнеров оптимальной среды человеческого существования. Прерванный варварской властью нацистов великий культурный проект Bauhaus продолжился в вынужденно разрозненных, к сожалению, действиях его инициаторов и питомцев вне институции и вне Германии. В силу этой разрозненности теоретическое и практическое влияние Bauhaus бывает трудно увидеть как единую тенденцию. Настоящая статья представляет одну из попыток краткой, но систематической реконструкции теоретического и практического наследия этой школы и некоторых ее влияний.

Ключевые слова

Bauhaus, эстетика, искусство, дизайн, синестезия.

SERGEY DZIKEVICH

INTERRUPTED BAUHAUS PROJECT: A BRIEF HISTORY AND SOME AESTHETIC INFLUENCES

Abstract

The Bauhaus project assumed the complementarity of various channels for a person to obtain aesthetic information in real social life. The initiators and the actors of this unprecedented project paid great attention to the conjugation of various streams of aesthetic information in real aesthetic reactions, closely studied the processes of emotional conjugation of various streams of aesthetic information in the human inner world that is theoretically called synaesthesia. That is why Bauhaus from the very beginning and to the end had the character of a project related to holistic understanding of the aesthetic world of a human person and why this institution developed both the program of relevant researches in this field and the principles education for universal designers of the optimal environment of human existence. The great cultural project of Bauhaus interrupted by the barbaric Nazi power was continued in unfortunately divided activities of its initiators and students outside the institution and Germany. Because of this divided character it’s diffucult to observe this influence with the first glance. This article presents an attempt of a brief but systematic reconstruction of the theoretical and practical heritage of this school and some of its external influences.

Keywords

Bauhaus, aesthetics, art, design, synаesthesia.

ПЕРЕВОДЫ / TRANSLATIONS

PHILIPPE SERS

KANDINSKY: ARTISTIC THOUGHT AND MYSTICAL EXPERIENCE

Abstract

Kandinsky remained a lifelong thinker whose thinking was based on an exploratory practice in the field of art. His intellectual training prepared him for a university professorship, which he was offered in 1896, at the age of thirty. He turned it down, however, to devote himself to artistic creation, but he remained a scholar and teacher throughout his life, notably at the University of Moscow, publishing many texts that attest to the rigor of his thought.

A poet since childhood, Kandinsky also wrote stage compositions, using a very rich language, both in Russian and in German, without shrinking from the unexpected use of the existing vocabulary, or from the invention of new words. In the theoretical field, he proposed a set of rules, principles, a vocabulary and a grammar for the art: a theory of color, a theory of form and a theory of composition. This theoretical reflection is based on his experience of the language of the pure means of art and of principles of composition. Kandinsky approached art in its striving towards truth: for him, there is an artistic way of knowledge [artistic way of gaining knowledge], which leads to an individual and collective betterment. But his theory is above all related to an artistic practice that comes first, from which it emerges. Kandinsky’s thinking also concerns the theology of art: artistic creation involves the artist in the creative gesture of the Lord and calls him to contribute to the harmony of the world.

Keywords

Wassily Kandinsky, psychology of artistic creation, artistic practice, creative act, mystical experience, theological understanding of artistic creation.

АНТАНАС АНДРИЯУСКАС

ФУНДАМЕНТАЛЬНЫЕ ПРИНЦИПЫ ТРАДИЦИОННОЙ АРАБО- МУСУЛЬМАНСКОЙ ЭСТЕТИКИ И СИСТЕМА ВАЖНЕЙШИХ ИСКУССТВ

Абстракт

Арабо-мусульманская эстетика зародилась на стыке Востока и Запада, выполняя историческую миссию соединения культурных, эстетических и художественных традиций разнородных цивилизаций. Она впитала в себя эстетические идеи эллинского мира, иудейской, египетской, месопотамской, персидской и индийской культур, а также некоторых степных народов, скрепив их традиционными эстетическими представлениями полукочевых арабов. Арабо-мусульманская эстетика отличается от индийской, китайской, японской, древнегреческой и западной эстетических традиций более узким рефлексивным диапазоном системы искусств и одновременно с этим — сильнейшим влиянием фундаментальных основ идеологических постулатов Корана на эстетическое сознание. Это и обусловило особую иерархию искусств исламской цивилизации, в которой ведущее место на протяжении различных эволюционных периодов в разных регионах занимали три вида искусства — поэзия, каллиграфия и архитектура, в то время как остальные искусства, несмотря на их важность, в основном были вытеснены на второй план.

Ключевые слова

Исламская культура, арабо-мусульманская традиционная эстетика, прекрасное, гармония, исламские искусства, система искусств, архитектура, каллиграфия, миниатюра, поэзия, музыка, прикладное искусство, орнаментальный структурализм.

ОБЗОРЫ / REVIEWS

МАРАТ АФАСИЖЕВ

ЭСТЕТИКА КАНТА В СВЕТЕ СОВРЕМЕННОЙ НАУКИ

Абстракт

В статье дается обзор принципиально важной историко-эстетической проблематики, связанной с теоретическими идеями И. Канта. Автор рассматривает их в связи с позднейшими интерпретациями этих проблем, данными научных исследований и художественной практикой. Настоящий обзор особенно важен в связи с многочисленными в настоящий период опытами теоретического переосмысления эстетических классического периода.

Ключевые слова

Ощущение, восприятие, образ, рассудок, разум, идея, схема, вкус, искусство, творчество, игра, И. Ньютон, Ч. Дарвин, К. Маркс.

MARAT AFASIZHEV

KANT’S AESTHETICS IN THE LIGHT OF MODERN SCIENCE

Abstract

The article provides an overview of fundamentally important historical and aesthetic issues related to the theoretical ideas of I. Kant. The author considers them in connection with later interpretations of these problems, research data and artistic practice. This review is particularly important in connection with the numerous experiments in the present period of theoretical rethinking of the aesthetic classical period.

Keywords

Sensation, perception, image, reason, mind, idea, scheme, taste, art, creativity, game, I. Newton, C. Darwin, K. Marx.

ПРАКТИКИ / PRACTICES

ВЫСТАВКА «ФИЛОСОФИЯ КАНОНА»

20 — 26 ЯНВАРЯ 2019 ГОДА

Фотосессия и текст Евгения Кондратьева 

 MOSCOW ARTISTS’  UNION   EXHIBITION  «PHILOSOPHY OF CANON»

JANUARY 20 — 26.2019   

Photosession and text by Evgeny Kondratyev 


AU. Vol. 2 (6). 2019

РЕДАКЦИОННАЯ СТАТЬЯ

Дорогие читатели!

Начиная настоящий номер, я в первую очередь хотел бы сообщить вам о том, что наше издание приобрело новых авторов и достигло некоторых новых индексальных позиций. Для редакционной команды это свидетельствует о правильности избранной редакционной политики.

В новом номере мы продолжаем все наши обычные рубрики, стремясь сохранить преемственность в отношении прежних публикаций. Вместе с тем, мы стараемся внимательно следить за текущим процессом, предлагающим новые темы как в области теоретического дискурса, так и в непосредственном эстетическом опыте.

Вы, как и всегда, найдете результаты наших наблюдений в секциях, посвященных обзорам и практикам. Подтверждаем, что мы всегда остаемся с вами на связи по электронной почте с адресом aestheticauniversalis@gmail.com

С наилучшими пожеланиями,

Сергей Дзикевич,

главный редактор AU

EDITORIAL

Dear readers,

Beginning this issue I first of all would like to tell you that our edition has possessed new authors and has reached some new index positions. For the Editorial Team it shows that the choice of editorial policy was correct.

In the new issue we are going on our usual sections aiming to continue or previous publications. Simultaneously we try to watch very attentively the current process offering new themes both in thr aesthetic discourse and in immediate aesthetic experience.

As ever you will find the results of our observations in the sections dedicated to reviews and practices. We also confirm that we are always open for all kinds of communication via electronic mail at the address aestheticauniversalis@gmail.com

With best regards,

Sergey Dzikevich,

AU Editor-in-Chief

ПЕРЕВОДЫ / TRANSLATIONS

САЛОМЕЯ ЯСТРУМСКИТЕ

ЭСТЕТИКА СИНЕСТЕЗИИ. КРИТИЧЕСКИЙ ПОДХОД

Перевод с английского Евгения Кондратьева

Абстракт

Эстетика синестезии — совокупность разнообразных исследовательских проектов по изучению сенсорных взаимосвязей. В традиционной эстетике XIX — XX веков эти взаимосвязи, как правило, изучались применительно к сфере искусства, к проблематике соотношения между различными его видами. Позже было обнаружено, что данные сенсорные взаимосвязи могут возникать в любой сознательной или бессознательной социальной коммуникации, представленной в чувственной форме. Эстетика синестезии исследует многогранные и разнородные проявления человеческой сенсорики. В традиционной эстетической интерпретации почти до конца XX века феномен синестезии соотносился, главным образом, со случаями межвидовых взаимодействий в искусстве, в чем проявлялась ограниченность и противоречивость данной трактовки. В XXI веке, с расширением исследовательского поля эстетики синестезии, недостатки традиционного подхода стали очевидными, эстетическое осмысление синестезии вышло за пределы искусства, охватывая всю человеческую жизнедеятельность, а эстетика синестезии обратилась к исследованию самосознания индивида, для которого сенсорное взаимодействие является естественным и нормальным средством восприятия мира и имеет первостепенную эстетическую ценность.

Ключевые слова

Синестезия, эстетика, ощущения, воплощение, восприятие, искусство.

ИСТОРИЯ / HISTORY

SERGEY DZIKEVICH

CONTEMPORARY ART AS AESTHETIC INTERFACE OF HUMAN LIVING IN THE LANDSCAPE

A HISTORICAL JOURNEY TO EARLY BERLEANT’S THEORETICAL ROOTS AND BACK TO THE PRESENT

Abstract

Arnold Berleant in his scholarly story revealed us a very attentive and theoretically fundamental way of thinking the aesthetic and of aesthetic theorizing in depth. The base of this character of his works and ideas is coming from well-grounded historical reflection on the logic of aesthetic concepts and approaches that other theoreticians often evaluate as only necessary preparation to pass the university exam in history of aesthetics. Berleant very early and very clearly understood the value of historicity in aesthetic investigations. This quality is evidently necessary for keeping the energy of scientific growth in aesthetics and for settling new areas of aesthetic research. Berleant could be called one of theoretical leaders in this historical re-thinking the aesthetic and it’s not occasional that he was among the key initiators of environmental aesthetics as a new sub-field of aesthetics. Here as well as we used to do it in the sessions of The 20th Congress on Aesthetics in Seoul (Dzikevich 2016) we want to offer a view on the role of contemporary art in solving current environmental problems.

Key words

Berleant, aesthesis, aesthetic experience, the aesthetic field, environment, contemporary art, aesthetic interface.

СЕРГЕЙ ДЗИКЕВИЧ

СОВРЕМЕННОЕ ИСКУССТВО КАК ЭСТЕТИЧЕСКИЙ ИНТЕРФЕЙС ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО СУЩЕСТВОВАНИЯ В ЛАНДШАФТЕ

ИСТОРИЧЕСКОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ К ТЕОРЕТИЧЕСКИМ ИСТОКАМ РАННЕГО БЕРЛЕАНТА И ОБРАТНО К НАСТОЯЩЕМУ ВРЕМЕНИ

Абстракт

Арнольд Берлеант в своей исследовательской истории обнаружил для нас очень внимательный и теоретически фундаментальный способ помышления эстетических явлений и глубинного эстетического теоретизирования. В основе такого характера его работ и идей лежит хорошо детализированная историческая рефлексия о логике эстетических концепций и подходов, которые другие теоретики часто оценивают как лишь необходимую подготовку к сдаче университетского экзамена по истории эстетики. Берлеант очень рано и очень четко осознал значение историчности в эстетических исследованиях. Это качество, очевидно, необходимо как для сохранения энергии научного роста в эстетике, так и для освоения новых областей эстетических исследований. Берлеанта можно было бы назвать одним из теоретических лидеров в этом историческом переосмыслении эстетики, и не случайно он стал одним из ключевых инициаторов конституирования эстетики окружающей среды как новой области эстетики. В настоящей публикации, так же как ранее на сессиях ХХ Всемирного эстетического конгресса в Сеуле (Dzikevich, 2016), мы хотим предложить взгляд на роль современного искусства в решении текущих эстетико-экологических проблем.

Ключевые слова

Берлеант, эстетика, эстетический опыт, эстетическое поле, окружающая среда, современное искусство, эстетический интерфейс.

SERGEY DZIKEVICH

CONTEMPORARY ART AS AESTHETIC INTERFACE OF HUMAN LIVING IN THE LANDSCAPE

A HISTORICAL JOURNEY TO EARLY BERLEANT’S THEORETICAL ROOTS AND BACK TO THE PRESENT

Abstract

Arnold Berleant in his scholarly story revealed us a very attentive and theoretically fundamental way of thinking the aesthetic and of aesthetic theorizing in depth. The base of this character of his works and ideas is coming from well-grounded historical reflection on the logic of aesthetic concepts and approaches that other theoreticians often evaluate as only necessary preparation to pass the university exam in history of aesthetics. Berleant very early and very clearly understood the value of historicity in aesthetic investigations. This quality is evidently necessary for keeping the energy of scientific growth in aesthetics and for settling new areas of aesthetic research. Berleant could be called one of theoretical leaders in this historical re-thinking the aesthetic and it’s not occasional that he was among the key initiators of environmental aesthetics as a new sub-field of aesthetics. Here as well as we used to do it in the sessions of The 20th Congress on Aesthetics in Seoul (Dzikevich 2016) we want to offer a view on the role of contemporary art in solving current environmental problems.

Key words

Berleant, aesthesis, aesthetic experience, the aesthetic field, environment, contemporary art, aesthetic interface.

ТЕОРИЯ / THEORY

СТЕПАН ВАНЕЯН

ПСИХОЛОГИЯ «ЧИСТОГО ЗРЕНИЯ» И НАЧАЛО ИСКУССТВОЗНАНИЯ

Абстракт

Рождение в конце 19 века искусствознания как автономной дисциплины, отличающей себя как от эстетики, так и от истории искусства, не случайно совпадает как раз с развитием и эстетики чистого зрения (начиная с Гербарта и Циммермана и заканчивая Фидлером и Гильдебрандтом). Понимание зрения как опять же автономной и конституирующей психической и духовной активности в это же время обогащается и пониманием символического характера всякого мыслительного акта, в том числе описывающего эстетический опыт — в том числе и опыт взаимодействия с произведением искусства (как опыт «вчувствования» — Роберт Фишер, Липпс, Фолькельт). Поэтому эпистемологическая легитимация искусствознания — формальный анализ, где под формой понимается не столько средства выражения интенций художника (это традиционная стилистика), сколько способы воздействия произведения на зрителя. Наука, берущее на себя право эквивалентно судить о подобной системе форм, понятых в их как перцептивной, так и исторической динамике, сама должна обладать системным характером, имея в логической структуре своей эпистемологии систему «основных понятий», т.е. способов воспроизведения тех эффектов и аффектов, что переживаются во взаимодействии с произведением. Эти понятия должны быть парными, т.е. комплементарными и оппозиционными, чтобы описывать именно диапазон возможных реакций зрителя на воздействия со стороны визуально-миметических (и не миметических) структур. Тем самым возможно преодоление ложно понятого историзма, от которого следует отличать историчность как основное герменевтическое требование к любой интерпретации. Фактически в недрах классического формализма (Ригль, Вельфлин) рождается переход к новой семантической аналитике, представленной уже иконологией (Варбург). Открытым остается вопрос о современных (прежде всего феноменологических) способах критики опыта построения описываемых в статье именно «систем» научного знания: это или «остранение», или своеобразное эпистемологическое «вчувствование». Тексты об искусстве сами заслуживают понимания себя как особого рода когнитивного творчества, все еще именуемого искусствознанием.

Ключевые слова

Эстетика чистого зрения, психология зрительного восприятия, искусствознание как автономная дисциплина, формальный анализ, вчувствование, феноменология, герменевтика, иконология.

ОБЗОРЫ / REVIEWS

ОБЩЕМОСКОВСКИЙ КРУГЛЫЙ СТОЛ «ГОРОДСКАЯ ЭСТЕТИЧЕСКАЯ СРЕДА: ВЫЗОВЫ, КОНЦЕПЦИИ, ПРОЕКТЫ, ЭКСПЕРТИЗЫ» / MOSCOW ROUND TABLE DISCUSSION «URBAN AESTHETIC SPACE: CHALLENGES, CONCEPTIONS, PROJECTS, EXPERTISE»

КАФЕДРА ЭСТЕТИКИ

ФИЛОСОФСКОГО ФАКУЛЬТЕТА

МГУ ИМЕНИ М. В. ЛОМОНОСОВА

25.04.2019

LOMONOSOV MOSCOW STATE UNIVERSITY

FACULTY OF PHILOSOPHY

DEPARTMENT OF AESTHETICS

ПРАКТИКИ / PRACTICES

ЭКСКЛЮЗИВНОЕ ИНТЕРВЬЮ ХУДОЖНИКА ВИКТОРА СКЕРСИСА ЖУРНАЛУ AESTHETICA UNIVERSALIS

05.06.2019

SPECIAL VOLUME / СПЕЦИАЛЬНЫЙ ВЫПУСК

IX ОВСЯННИКОВСКАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ ЭСТЕТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ (ОМЭК IX)

IX OVSIANNIKOV INTERNATIONAL AESTHETIC CONFERENCE (OIAC IX)

РЕДАКЦИОННАЯ СТАТЬЯ

ОМЭК IX: ЭСТEТИЧЕСКИЕ ФУНКЦИИ ЭКСПОЗИЦИОННЫХ ИНСТИТУЦИЙ
В ПОСТСОВРЕМЕННОЙ КУЛЬТУРЕ

Экспозиционные институции превратились за последние 50 лет из общественных учреждений с узким профилем музеефикации, образования, рекреации и развлечения в ключевые центры формирования паттернов социального взаимодействия, кластеры генерации креативных трендов во всех видах деятельности. В основе этого лежат постепенно накапливавшиеcя изменения, произошедшие за это время и простирающиеся от изменения эстетического режима взаимодействия публики с экспонируемыми объектами до смены самих организационных оснований повседневной деятельности экспонирующих институций. ОМЭК IX имеeт целью теоретически интерпретировать изменения эстетических функций экспозиционных институций в постсовременной культуре.

Сергей Дзикевич,

главный редактор AU,

сопредседатель Оргкомитета ОМЭК IX

EDITORIAL

OIAC IX: AESTHETIC FUNCTIONS OF EXPOSITIONAL INSTITUTIONS
IN POSTMODERN CULTURE

For last 50 years expositional institutions have transformed from narrowly profiled societal settlements with functions of museefication, education, recreation, entertainment into key centers elaborating new patterns of social interaction and clusters generating creative trends of all kinds of activity. These transformations are based on slow changes of that period starting from contacts of the audience with exposed objects and finishing with the very organizational foundations of expositional institutions everyday activity. OIAC IX has the aim to give theoretical interpretation of the changes in aesthetic functions of expositional institutions in postmodern culture.

Sergey Dzikevich

AU Editor-in-Chief,

OIAC IX Organizing Committee Co-chairman

НАУЧНЫЕ СТАТЬИ / PROCEEDINGS

ВИОЛА ХИЛЬДЕБРАНД-ШАТ

К ВОПРОСУ О МЕДИАЛЬНОМ ПОЛОЖЕНИИ КНИГИ ХУДОЖНИКА В ИНСТИТУЦИОНАЛЬНОМ И АКАДЕМИЧЕСКОМ ОПОСРЕДОВАНИИ

Перевод с немецкого Евгения Доброва

Абстракт

Книга художника представляется сложным предметом для рассмотрения по многим причинам. С одной стороны, почти невозможно выявить художественные особенности, характерные для этого рода арт-объектов, с другой — необходимо ответить на вопрос, какой тип книги полноправно может считаться книгой художника. Прежде всего стоит отметить, что понимание книги как произведения искусства быстро достигает своих пределов. Трудности этого рода влияют и на академическую среду, являющуюся в данном случае своеобразным посредником, медиатором. В течение многих лет ни искусствоведческие, ни литературоведческие исследования, ни даже исследования, посвященные книге как таковой, не были способны определить объект, находящийся как бы между книгой и произведением искусства. В недавнем прошлом различные проекты стремились восполнить обозначенную лакуну, работая одновременно с вопросами индексации и опосредования, предлагая различные варианты обозначения конкретной формы книги, книги художника.

Ключевые слова

Книга, произведение искусства, художественное издание. произведение книжного искусства. экспонирование произведений книжного искусства.

ANTANAS ANDRIJAUSKAS

PIERRE BOURDIEU’S CONTRIBUTION TO THE SOCIOLOGY OF ART

Abstract

The article considers Pierre Bourdieu’s principles of sociological analysis, his sociology of art, and its relations with earlier traditions of art sociology. It starts by discussing Bourdieu’s major works and paying peculiar attention to his concepts of socialization, social space, art, habitus, cultural field, artistic field, field of literature, nomos, cultural capital, symbolic capital, and taste. The article also considers Bourdieu’s sociology of meditation, the expertize of art consumers, the formation of personal symbolic capital, and the power games on the fields of art and literature. The author claims that the originality of Bourdieu’s sociology of art consists in its concentration on the social environment of an artist rather than on his personality and work. Such an approach is new in comparison with the earlier tradition of art sociology which orients itself to scientific methodology and rests on ideas of art history and the philosophy of art history. In other words, the tradition underlines the word «art» in the title of the discipline Art sociology whereas Bourdieu amplifies the importance of what encompasses the meaning of the second word — «sociology». This shift signifies radical changes in the history of art sociology and methodology.

Key words

Bourdieu, Francastel, sociology of art, socialization, habitus, nomos, capital, taste.

АНТАНАС АНДРИЯУСКАС

ВКЛАД ПЬЕРА БУРДЬЕ В СОЦИОЛОГИЮ ИСКУССТВА

Перевод с английского Александры Папченковой

Абстракт

В статье рассматриваются принципы социологического анализа Пьера Бурдье, его социология искусства и ее связь с более ранними традициями социологии искусства. Статья начинается с обсуждения основных работ Бурдье, особое внимание уделяется его концепциям социализации, социального пространства, искусства, габитуса, культурного поля, художественного поля, поля литературы, номоса, культурного капитала, символического капитала и художес­твенного вкуса. В статье также рассматриваются социология медиации Бурдье, экспертиза потребителей искусства, формирование личного символического капитала, игры сил на полях искусства и литературы. Автор утверждает, что своеобразие социологии искусства Бурдье состоит в ее сосредоточении на социальной среде художника, а не на его личности и творчестве. Такой подход является новым по сравнению с более ранней традицией социологии искусства, которая ориентируется на научную методологию и опирается на идеи истории искусства и философии истории искусства. Иными словами, традиция подчеркивает слово «искусство» в названии дисциплины «социология искусства», тогда как Бурдье усиливает значение того, что заключает в себе значение второго слова — «социология». Этот сдвиг знаменует радикальные изменения в истории социологии и методологии искусства.

Ключевые слова

Бурдье, Франкастель, социология искусства, социализация, габитус, номос, капитал, вкус.

СЕРГЕЙ ДЗИКЕВИЧ

ИНСТИТУЦИОНАЛЬНАЯ ТРАНСФОРМАЦИЯ ПРОСТРАНСТВ ЭКСПОЗИЦИИ ИСКУССТВА В ПОСТСОВРЕМЕННОЙ КУЛЬТУРНОЙ СРЕДЕ

Абстракт

В настоящей статье предпринимается попытка анализа ключевых аспектов изменения важнейших аспектов функционального положения экспозиционных пространств, представляющих произведения искусства обществу, в постсовременной культурно-социальной ситуации. Эти пространства перестали быть точками только точками образования, развлечения и рекреации, но превратились в важнейшие источники формирования представлений о долженствующей шкале актуальных социальных ценностей, распространяемых через каналы эстетической коммуникации. В этом смысле произошел фактический кардинальный пересмотр позиций экспозиционных институций в социальной инфраструктуре со вторичных и дополнительных на первичные и системообразующие. Сначала новые продвинутые галереи, а затем творческие кластеры и музеи традиционного типа стали пространствами, продуцирующими инновационные социальные паттерны человеческого существования, взаимодействия и отношения к окружающему миру. Основные процессы этого рода получают в настоящем сообщении форму эстетико-концептуального выражения.

Ключевые слова


Эстетическое, дискурсивное, формы жизни, формы мышления, культурно-психический тип личности, экспозиционная триада в постсовременный период.

SERGEY DZIKEVICH

INSTITUTIONAL TRANSFORMATION OF EXPOSITIONAL ART-SPACES WITHIN POST-MODERN CULTURAL MEDIA

Abstract

This article is an attempt of re-thinking the situation with art-spaces under post-modern conditions in culture. Scholars must pay attention to the fact that psychical types of the role that art plays in societal connections and social affairs is permanently changing and now days it’s the result of fundamental transformation that can’t be divided from other institutional changes in culture. These changes could hardly be understood without reconstruсtion of psychical dispositions that are characteristic for different periods of history. Here we try to do such a work that could help to evaluate the place of art-spaces in the contemporary type of society.

Key words

The aesthetic, the discursive, forms of living, forms of thinking, cultural-psychological type of personality, expositional triad in the post-modern period.

ИРИНА ЛИСОВЕЦ

ЭКСПОЗИЦИОННОЕ ПРОСТРАНСТВО CONTEMPORARY ART: МУЗЕЙ, ГАЛЕРЕЯ, УЛИЦА

Абстракт

В статье рассматриваются особенности пространства, в котором экспонируется и органично существует contemporary art, в отличие от пространства музеефикации fine art.

При первых экспозициях художественного авангарда в художественных галереях в начале 20 века возникло противоречие с находящимися там художественными артефактами и органичным для них пространством. Оказалась очевидной необходимость изменения пространства экспонирования современного искусства.

В конце века новые формы современного искусства, многообразные арт-практики выходят за пределы музеев и галерей, и осваивают неожиданные для художественного артефакта пространства: вышедшие из употребления и заброшенные промышленные и городские территории, улицы и площади городов. Но в это же время и в начале третьего тысячелетия современное искусство возвращается к традиционному, хотя и значительно измененному пространству экспонирования, устраиваясь в специально выстроенных галереях и арт-музеях многофункциональных культурных комплексов.

Каково влияние изменяющейся культуры на художественный хронотоп contemporary art? Каковы художественно-эстетические основания пространственных трансформаций современного искусства и его позиционирования? И, наконец, как изменяется взаимодействие искусства с публикой в этих условиях? Таковы вопросы, к которым мы обращаемся в статье.

Ключевые слова

Contemporary art, актуальная культура, художественный хронотоп, современный арт-музей и галерея.

IRINA LISOVETS

EXHIBITION SPACES OF CONTEMPORARY ART: MUSEUM, GALLERY, STREET

Abstract

The article describes features of the space where contemporary art can be exhibited and installed organically, as contrasted with the space of museification reserved for the fine art. When avant-garde art was first exhibited in galleries in the early 20th century exhibitions, the new art clashed with the pre-existing artworks and the exhibition space itself. It became obvious that contemporary art needs different kinds of spaces to be shown properly. By the end of the century, new forms of contemporary art and widely ranging art practices have left galleries and museums to explore the unusual spaces: decommissioned and desolate industrial and urban territories, as well as city streets and squares. At the same time, contemporary art of the early 21st century has re-discovered traditional — although considerably changed — exhibition spaces in specially designed galleries and art museums of multi-purpose cultural complexes. How does the changing culture influence the chronotope of contemporary art? What grounds, artistically and aesthetically, the spatial transformation of contemporary art and its positioning? Finally, how do these conditions influence the public’s interaction with the art? These are the questions addressed in this article.

Keywords

Сontemporary art, current culture, chronotope of art, contemporary art museum and gallery.

ВАЛЕРИЙ ДИДЕНКО, ЮЛИЯ ТАТИЩЕВА

КОММУНИКАТИВНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ В СОВРЕМЕННОМ ИСКУССТВЕ И МУЗЕЙНО-ВЫСТАВОЧНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Абстракт

Статья посвящена теме применения современных коммуникативных технологий в сфере современного искусства. Авторы рассматривают и анализируют такие понятия как художественная коммуникация и художественное восприятие применительно к сфере современного искусства. Более подробно представлены способы применения современных коммуникативных технологий в современном искусстве и музейно-выставочной деятельности.

Ключевые слова

Коммуникативные технологии, современное искусство, художественная коммуникация, художественное восприятие, арт-рынок, выставочный зал, интерактивность.

VALERIY DIDENKO, JULIA TATISCHEVA

COMMUNICATIVE TECHNOLOGIES IN CONTEMPORARY ART AT MUSEUM AND EXHIBITION ACTIVITIES

Abstract

The article is devoted to the use of modern communication technologies in the field of modern art. The authors consider and analyze such concepts as artistic communication and artistic perception in relation to the field of modern art. The ways of using modern communication technologies in modern art and museum and exhibition activities are presented in more detail.

Keywords

Communication technologies, modern art, art communication, art perception, art market, museum, interactivity.

ИРИНА ХАНГЕЛЬДИЕВА

СОВРЕМЕННЫЙ МУЗЕЙ В УСЛОВИЯХ КОНКУРЕНТНОЙ СРЕДЫ: ТРАНСФОРМАЦИЯ ФУНКЦИЙ И ПРИНЦИПОВ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Абстракт

Статья посвящена особенностям функционирования современных музеев в конкурентной среде и ее влиянии на основные функции музея.

Ключевые слова

Музей, функции музея, клиенториентированная модель, интровертная и экстравертные функции музея.

IRINA KHANGELDIEVA

MODERN MUSEUM IN THE CONDITIONS OF COMPETITIVE ENVIRONMENT: TRANSFORMATION OF FUNCTIONS AND PRINCIPLES OF ACTIVITY

Abstract

The article is devoted to the peculiarities of the functioning of modern museums in a competitive environment and its impact on the main functions of the museum.

Key words

Museum, museum functions, client-oriented model, introverted and extrovert museum functions.

МАРИЯ КОЗЬЯКОВА

ЭСТЕТИКА МУЗЕЙНОЙ ЭКСПОЗИЦИИ: ПОСТСОВРЕМЕННЫЙ ДИСКУРС

Абстракт

Один из старейших институтов культуры — музей, пройдя долгий и сложный путь развития, значительно трансформировался. Он приобретает новые функции, возникает новая конфигурация эстетического поля. На историческом материале в статье исследуются закономерности развития музейной экспозиции, в том числе изменения в экспозиционном дизайне, в организационных основаниях экспонирования, в режиме взаимодействия публики с объектом.

Ключевые слова:

Музей, «музейность», экспозиция, экспозиционный дизайн, коллекция, эстетика.

MARIA KOSYAKOVA

THE AESTHETICS OF THE MUSEUM EXHIBITION: A POSTMODERN DISCOURSE

Abstract

One of the oldest cultural institutions — the Museum, having passed a long and difficult path of development, has significantly transformed. It acquires new functions, there is a new configuration of the aesthetic field. On the historical material in the article the regularities of the development of the Museum exposition, including changes in the exhibition design, in the organizational basis of exposure, in the mode of interaction of the public with the object.

Key words

Museum, «museality», exposition, exposition design, collection, aesthetics.

ВИКТОР КРУТОУС

Х.–Г. ГАДАМЕР — ОППОНЕНТ КЛАССИЧЕСКОЙ КАНТОВСКО-ШИЛЛЕРОВСКОЙ ЭСТЕТИКИ

Абстракт

Главный труд Ханса–Георга Гадамера (1900–2002) «Истина и метод» (ориг. изд. — 1960, рус. перевод — 1988) имеет подзаголовок: «Основы философской герменевтики». Этот главный контент его наследия изучен весьма добротно. Что касается содержащейся в том же труде критики классической эстетики Канта — Шиллера, то ей до сих пор уделялось явно недостаточное внимание. Автор настоящего доклада стремится в меру своих сил восполнить этот пробел. Он привлекает внимание слушателей и читателей к предложенному самим Гадамером альтернативному варианту эстетики — современной, неклассической, анти-субъективистской, онтологической.

Ключевые слова

Эстетическое отношение (в контексте смежных отношений), «чистое» эстетическое сознание, эстетика вкуса (природы), эстетика гения (художника, искусства), этапы «эстетики совершенства», «переживания» и др., эстетическое бытие.

VICTOR KRUTOUS

HANS-GEORG GADAMER AS A CRITIQUE OF KANT AND SCHILLER’S CLASSICAL AESTHETICS

Translated from Russian by Evgeny Dobrov

Abstract

Hans-Georg Gadamer’s (1900—2002) «Truth and Method» is subtitled «Foundations of philosophical hermeneutics». This work, the main component of his legacy, has been well researched. Insufficient attention has been paid to the critics of the classical aesthetics of Kant-Schiller. The author of the present report tries, to the best of his abilities, to fill this gap. He draws the attention of the reader to an alternative variant of aesthetics, proposed by Gadamer, — a form of modern, non-classical, anti-subjective, ontological aesthetics.

Key words

Aesthetical attitude (in the context of related attitudes), «pure» aesthetic conscience, aesthetics of taste (nature), aesthetics of genius (artist and art), stages of «the aesthetics of perfection», «experience», aesthetic being.

ЕКАТЕРИНА СТРУГОВА

МУЗЕЙНАЯ ЭКСПОЗИЦИЯ КАК «ДЕЛЕГИРОВАНИЕ» И ОПОСРЕДОВАНИЕ В КОНТЕКСТЕ ПЕРФОРМАТИВНЫХ ПРАКТИК

Абстракт

Объектом исследования данной работы является феномен двух методов, получивших свое широкое распространение в современной медиальной эстетике и эстетике перформативного искусства, а именно стратегии «очуждения» в перформативной ситуации, которая обусловлена перекодированием отношений между участниками эстетического опыта, и так называемого «делегированного» поворота, который может осуществляться по нескольким сценариям: реенактмента, видеоинсталляции или привлечения для повторного исполнения художественного «действия» специально подготовленных художников-перформансистов. Таким образом, если при исследовании методики классического перформанса имеет смысл говорить о телесности в качестве самотождеcтвенности художника, нахождении в исчезающем или исчезнувшем времени часто никем не задокументированного события, то примерно начиная с 1980-х годов телесность как медиум продолжает применяться, то прежде всего как материал для воспроизведения перформанса в опосредованном в виде, а именно в виде видеоинсталляции. следовательно, наблюдается тенденция переквалифицирования авторов перформативных практик в постановщиков или даже участников чужого проекта. Доказательство подлинности буквально удостоверяется повторной фетишизацией, ибо аудитории реенактмента или перформанса с привлечением к работе специально нанятых артистов достаточно обладать информацией, что оригинальное действие перформанса подтверждает собственное «место» в повторении.

Ключевые слова:

Опосредование, видеоинсталляция, телесность, объективация, «вторичное» взаимодействие, реенактмент.

EKATERINA STRUGOVA

THE MUSEUM EXPOSITION AS «DELEGATION» AND MEDIATION IN THE CONTEXT OF PERFORMATIVE PRACTICES

Abstract

The object of this study is the phenomenon of two methods that have become widespread in modern medial aesthetics and aesthetics of performative art, namely the strategy of «alienation’ in the performative situation, which is due to the transcoding of relations between the participants of the aesthetic experience, and the so-called «delegated’ turn, which can be carried out in several scenarios: reenactment, video installation or involvement for the re-performance of the artistic «action’ of specially trained performance artists. Thus, if in the study of the classical performance technique it makes sense to talk about physicality as the artist’s self-identity, finding in the disappearing or disappeared time often by no one documented event, then approximately since the 1980s corporeality as a medium continues to be used, first of all as a material for reproducing the performance in an indirect form, namely in the form of video installation. Therefore, there is a trend of requalification of authors performative practices in directors or even members of another project. The proof of authenticity is literally confirmed by repeated fetishization, because the audience of the reenactment or performance with the involvement of specially hired artists is enough to have information that the original action of the performance confirms its own «place’ in the repetition.

Key words

Mediation, video installation, corporeality, objectification, «secondary’ interaction, reenactment.

ВАЛЕНТИНА СОРОКОВИКОВА

МУЗЕЙ В ЭПОХУ ПОСТМОДЕРНА

Абстракт

Статья посвящена современным музейным практикам (конца ХХ — начала ХХI веков). Появление нового типа музея как «постмузея» объясняется особенностями современной постмодернистской культурной ситуации: развитием медиакультуры и визуализацией. Данные тенденции рассматриваются автором на примерах деятельности музеев в России и за рубежом.

Ключевые слова

Музей, постмузей, эпоха постмодерна, культура постмодернизма, медиакультура, визуальная культура.

VALENTINA SOROKOVIKOVA

MUSEUM IN THE POSTMODERN ERA

Abstract

The article is dedicated to the modern Museum practices (of the late XX- early XXI centuries). The emergence of new a new type of Museum as a postmuseum is explained by the peculiarities of the contemporary post-modern cultural situation: the development of media culture and visualization. These trends are considered by the author on numerous examples of t museum activity in Russia and abroad.

Keywords

Museum, postmuseum, the era of postmodern, postmodern culture, media culture, visual culture.

АРНОЛЬД ОГАНОВ

САМОСТОЯНИЕ МУЗЕЙНОГО ПРОСТРАНСТВА

Абстракт

В статье акцентируются вопросы спецификации основных функций и пространственных характеристик музея. Особое внимание уделяется проблеме строго избирательного отношения к экспонируемому материалу. Отмечается тенденция непрофильного использования пространства музеев. Феномен художественной рамки.

Ключевые слова

Музей, искусство, функции музея, самостояние музейного пространства.

ARNOLD OGANOV

SELF-STANDING OF MUSEUM SPACE

Abstract

The article focuses on the specification of the main functions and spatial characteristics of the museum. Particular attention is paid to the problem of strictly selective attitude to the exhibited material. There is a tendency of non-core use of the space of museums. The phenomenon of artistic frame.

Keywords

Museum, art, museum functions, self-status of the museum space.

ЕЛЕНА БОГАТЫРЕВА

ЭСТЕТИЧЕСКИЕ ФУНКЦИИ СОВРЕМЕННОЙ МУЗЕЙНОЙ ЭКСПОЗИЦИИ

Абстракт

Подтверждение статуса современного искусства и отделение его от не-искусства являлось одной из функций музея в ХХ в. Вместе с тем под влиянием искусства ХХ в. эволюционировали сами музеи. На примере ранних вариантов музейной экспозиции (шпалерной развески) рассматривается влияние музейно-выставочной экспозиции на характер эстетической коммуникации. Уже ранняя версия музейной экспозиции свидетельствует о появлении в новом контексте новых художественных смыслов. Современная экспозиция рассматривается как продолжение и усложнение той модели эстетической коммуникации, которая сложилась под влиянием модернистского искусства начала ХХ в.

Ключевые слова

Музейная экспозиция, эстетическая коммуникация, эстетическое восприятие.

ELENA BOGATYREVA

AESTHETIC FUNCTIONS OF MODERN MUSEUM EXPOSITIONS

Abstract

Validation of modern art through its distinction from non-art used to be one of the main functions of museums in the ХХ century. Evolution of museums themselves was driven by the artistic trends of the ХХ century at the same time. The article discusses the influence of museum and exhibition presentation patterns on the nature of aesthetic communication through the case study of the early exposition arrangement mode — hedgerow system. This early version of the exposition arrangement was already an evidence of the new artistic spirits arising from new contexts. The modern museum exposition pattern is scrutinized as an extension and sophistication of that mode of esthetic communication which has been established under the influence of the early ХХ century’s modernistic arts.

Keywords

Museum exposition, aesthetic communication, aesthetic perception.

ЕВГЕНИЙ КОНДРАТЬЕВ

СКУЛЬПТУРА ПОД ОТКРЫТЫМ НЕБОМ

Абстракт

Широко распространенным способом экспонирования современных скульптурных объектов является их расположение в открытом городском и ландшафтном пространстве, то есть вне специально подготовленной экспозиционной или музейной площадки. Современные скульпторы не часто задаются целью гармонично сочетать свое произведение с контекстом, но, напротив, стремятся сделать его морфологически отличным от окружения, а способы его размещения — контрастными и парадоксальными. Среди примеров современного подхода к экспонированию можно отметить работы скульпторов направления «Новая британская скульптура» («New British Sculpture»). «Новая британская скульптура» соединила как способ экспрессивного взаимодействия арт-объекта с природой (Г. Мур), так и абстрактную игру с пространством (минимализм).

Ключевые слова

Энвайронмент, восприятие, скульптурный объект, новая британская скульптура, экспонирование под открытым небом.

EVGENY KONDRATYEV

SCULPTURE IN THE OPEN AIR

Abstract

Presentation of contemporary sculptural objects outside a specially prepared exhibition or museum premises in open city or landscape spaces is a widespread way of exhibiting. Contemporary sculptors do not often set out to harmoniously combine their work with context, but, on the contrary, strive to make it morphologically different from the environment, and the ways of its placement are contrasting and paradoxical. The works of sculptors of the «New British Sculpture» trend can be noted among the examples of the contemporary approach to exhibiting. The «New British sculpture» combined both the method of expressive interaction of the art object with the nature (G. Moore), and an abstract game with a space (minimalism).

Key words

Environment, perception, sculptural object, New British Sculpture, open-air exhibition.

AU. Vol. 4 (8). 2019

РЕДАКЦИОННАЯ СТАТЬЯ

Дорогие читатели!

После специального выпуска, посвященного публикации материалов IX Овсянниковской международной эстетической конференции мы возвращаемся к нашей обычной практике публикаций. В наших традиционных рубриках мы размещаем материалы, полученные редакцией за последнее время.

Часть из них продолжает развивать начатые ранее темы, другие же начинают обсуждение на страницах журнала новых проблем. Мы рады отметить, что с этого номера мы обращаемся к группе фундаментальных вопросов, связанных с научной методологией и герменевтическими процедурами, вовлеченными в эстетические исследования.

Искренне рассчитываем на интерес нашей аудитории к этим и другим темам, затронутым в наших материалах, и, как всегда ждем ваших новых статей.

Всего наилучшего,

Сергей Дзикевич,

главный редактор AU

EDITORIAL

Dear readers!

After the special issue dedicated to Proceedings of the IX Ovsiannikov Aesthetic Conference we are returning to the regular practice of our publications. In our traditional sections we are publishing the materials that the editorial board has recently received.

One part of them goes on developing the themes that we have earlier started but the other offers discussing new themes on the journal’s pages. We are glad to introduce to the readers publications on a group of fundamental problems of scientific methodology and hermeneutic procedures that are involved in aesthetic investigations.

We frankly suppose that the materials that we present to our readers in this issue will interest them and as usual we are expecting for your new papers sent to our address: aestheticauniversalis@gmail.com

With the best regards,

Sergey Dzikevich,

AU Editor-in-Chief

ТЕОРИЯ / THEORY

ONDREJ KRATKY

WHERE PEIRCE ENDS: REFLECTIONS ON THE ABSTRACT

Abstract

In a quest to escape the maze of interpretations, we may come to a realisation that «the abstract» (here any text that, by deliberately avoiding any ambiguity based on representative meaning, shifts the recipient´s focus to its more elevated potential) has the power to appeal directly to our aesthetic feelings — while simultaneously avoiding all unnecessary speculative ballast. The author´s (strategic) decision to produce abstract text helps such text to exert the desired effect on its recipient, who is in fact led into perceiving text with no clear clues resulting in interpretable meanings. Since the abstract (as a «discipline» on its own, as well as each work in its particularities) is arguably not the norm (or «less norm than the mainstream»), the (author´s) act following such a decision is, in principle, an «act» of pragmatism in the Gricean sense — which, in turn, has the desired effect on the recipient due to the expectancy violation principle it is based on.

Key words

Pierce, pragmatism, art, the abstract, semiosis, semiotics, aesthetics.

ИСТОРИЯ / HISTORY

СТЕПАН ВАНЕЯН

ОБРАЗЫ И МИРЫ. ЕВРОПЕЙСКОЕ ОКНО В МИРОВУЮ НАУКУ ОБ ОБРАЗАХ И ПРОБЛЕМЫ ЕЕ ИНТЕРПРЕТАЦИЙ

Абстракт

Настоящей публикацией мы открываем в рамках начатой нами в этом номере герменевтической тематики серию статей в историческом разделе нашего журнала, которая посвящена проблеме понимания источниковедческой базы всего сложного комплекса исследований феноменов эстетического поля. Статья одного из видных отечественных искусствоведов и члена редакционной коллегии AU С.С.Ванеяна посвящена анализу издания, представляющего источники для одновременно нескольких серьезных сегментов этого поля. Именно поэтому мы считаем уместным ее серьезный и, в том числе, критический в самом непосредственном значении этого слова разбор этого издания. Книга, о которой идет речь, рассчитана ее издателями на широкий круг читателей в образовательном, исследовательском и экспертном сообществе, поэтому критическое отношение к добросовестности исполнения работы по достижению поставленных целей в этом случае является особенно важным. Журнал в этом аспекте полностью солидаризируется с мотивацией автора настоящего анализа, предоставляя ему также свободу для высказывания своего личного профессионального мнения по такому важному поводу. Вместе с тем мы отдаем себе отчет в исключительной сложности достижения консенсуса в герменевтических вопросах, поэтому выражаем готовность предоставить свои страницы в дальнейшем для выражения иных обоснованных точек зрения на обсуждаемое издание. Редакция, как и всегда, приветствует продуктивные теоретические дискуссии на своих страницах.

Ключевые слова

Искусство, интерпретация, герменевтика.

ПЕРЕВОДЫ / TRANSLATIONS

ФИЛОСОФИЯ КАК ИСКУССТВО

ИНТЕРВЬЮ С ЭТЬЕНОМ СУРИО

О настоящей публикации

Сурио, Этьен (Souriau, Etienne) (1892 — 1979) — французский философ, эстетик, обществ, деятель. Образование получил в Эколь Нормаль. Ученик Л. Брюнсвика. С середины 19220-х гг. преподавал в ун-тах Франции (Лион, Париж). В 1925 защищает диссертацию и вскоре приобретает значит, авторитет в научных кругах страны. В 1953—1962 — зав. кафедрой эстетики и науки об искусстве в Сорбонне. Директор Эстетического института, главный редактор журнала Revue d’Esthetique, президент Французского эстетического общества и Международного комитета эстетического исследований, член Академии моральных и полит, наук Франции (1958). Выступая с позиций философии «рационального идеализма» и учрежденной им самим «реальной эстетики», носящих позитивистский характер, в своих философских и эстетических трудах Сурио обращается к масштабным и фундаментальным проблемам и пытается наметить магистральные пути развития философии и эстетики («Будущее эстетики», «Будущее философии»). При создании собственной философско-эстетической концепции широко использовал оригинальные и своеобразно интерпретируемые понятия: напр., инстаурация, обозначающее центральную в концепции Сурио идею возникновения, непрерывного становления, оформления разнообразных феноменов материального и идеального происхождения. В этом перманентном процессе становления действительность предстает как совокупность ряда способов существования, в каждом из к-рых важнейшую роль играет форма. Но оформление реальности, по Сурио, вовсе не означает наступления некоего статического состояния, т.к. процесс оформления неостановим и бесконечен. Ведя постоянный поиск оснований, способных объединить всю духовную сферу в целом и протекающие в ней многочисленные разнородные процессы, Сурио приходит к идее создания «философии философий», которая должна была бы интегрировать всевозможные философемы, «растворенные» не только в теоретических трудах профессиональных философов, но и в «нетехнических философиях» — в художественных произведениях, научных сочинениях, разнообразных процессах, протекающих в реальной жизни, искусстве, действиях и поступках людей и т. п. В поздних работах Сурио усиливается стремление к культурологическому осмыслению и обобщению разнообразной реальности, окружающей нас, и разноаспектной деятельности человека, к созданию внутренне упорядоченной и гармоничной научно-худож «плеромы» — идеального образования, объемлющего всю совокупность высших проявлений человеческого духа. Переводы некоторых сочинения Этьена Сурио на русский язык: Философское размышление об искусстве, или эстетическое размышление о философии / Пер. К.З.Акопяна // Вопросы философии. 1994; Историко-стилистические категории / Пер. К.З.Акопяна // Современная западно-европейская и американская эстетика. М., 2002; Искусство и философия. М., 2004. Настоящий перевод сделан по расшифрованному тексту радиоинтервью, который Этьен Сурио дал в декабре 1972 года Франсуазе Рейсс, которая была весьма заметной фигурой французской интеллектуальной культуры конца XX весьма органично связывавшей академические круги, художественную деятельность и медиа.

Франсуаза Рейсс-Станчу (1915—2001) — балетный обозреватель, специалист по русскому балету и, в частности, Вацлаву Нижинскому. У Ф. Рейсс была многогранная карьера: после изучения литературы она была преподавателем, журналистом и хореографом, литературным критиком и писателем в течение почти сорока лет. Она посвятила свою диссертацию по эстетике (Сорбонна, 1956) Вацлаву Нижинскому; она написала книгу «Нижинский, или грация», опубликованную в двух томах: «Жизнь Нижинского» и «Нижинский: эстетика и психология». Она опубликовала и другие работы, в частности, о танцах: «На цыпочках» (1952 и 1953), хроники парижских хореографических новостей. В 1991 году она опубликовала коллективный сборник исследований «Написано о Нижинском», посвященных отношениям между Нижинским и Bloomsbury Group. В 1989—1990 годах она посвятила первую крупную выставку во Франции, посвященную Нижинскому и Русским сезонам. Увлеченная отношениями между художественным творчеством и психологией, в дополнение к ее разнообразной журналистской практике Ф. Рейсс также преподавала в Школе антропологии (1969—1973) и в Сорбонне (1974—1977). На радио она основала передаче с еженедельным обзором диссертаций, защищенных в Сорбонне. Сотрудничала с Международным обществом уголовной профилактики (SIPC) с румынским юристом и криминологом Василе Станчу (1900—1986), за которого вышла замуж в 1973 году.

Редакция AU выражает уверенность в том, что публикуемый текст станет важным историческим свидетельством одновременно в двух областях. с одной стороны, он проливает свет на интеллектуальную динамику становления весьма характерных и влиятельных взглядов Этьена Сурио, получивших название «реальной эстетики», с другой стороны, он делает значительно более отчетливым контекст становления особой культуры континентального постмодернизма, который остается все еще весьма сложным а силу целого ряда исследовательских обстоятельств. Если говорить кратко, то они заключаются в том, что историческая дистанция еще не столь велика, чтобы можно было отнестись к этим процессам как совершенно явному прошлому, и многие фигуры все еще несут на себе очевидный флер мифологизации, не дающий отчетливо взглянуть на содержание их текстов и смысл их действий. В этих условиях интервью, которое было дано в гуще событий для радио, в котором философ старался давать ответы на принципиальные вопросы ясным широкой публике языком, является важнейшим свидетельством, представляющим действительный культурный контекст того времени. Перевод с французского оригинала выполнен Д. Абалмасовой

Сергей Дзикевич,

главный редактор AU

ДАРИО АНТИСЕРИ

ЭПИСТЕМОЛОГИЯ И ГЕРМЕНЕВТИКА

Перевод с английского Сергея Дзикевича

От переводчика

Дарио Антисери известен российским читателям главным обра­зом по переведенной на русский язык и завоевавшей широкую по­пулярность среди тех, кто изучает философские науки, книге по истории философии, написанной им в соавторстве с Джованни Реа­ле. Сложилось представление, что эти ученые — своеобразные братья Гримм в философии, однако это далеко от действительности и их научные интересы различны.

Данная статья — плод длительной и последовательной деятель­ности профессора Антисери в итальянском и международном науч­ном сообществе, главным содержанием которой является методоло­гическая и эпистемологическая рефлексия, интерпретация выдаю­щихся идей, которыми обогатили интеллектуальную культуру Карл Поппер, Людвиг Витгенштейн, Фридрих фон Хайек, Людвиг фон Мизес и многие другие классики современной западной философии.

В связи с тем, что творчество Антисери было тесно связано с переводами и интерпретацией, он не мог не углубиться в эпистемо­логическую природу этой деятельности, вернее — в свете сущност­ного единства актуального существования субъекта, — этой проце­дуры, равно как и не попытаться обосновать выдерживающие крити­ку генерализации закономерностей этой процедуры для научного познания в целом и для познания вообще.

Профессор Антисери, как и большинство современных филосо­фов, совмещает научную и преподавательскую деятельность и поэ­тому, что совершенно справедливо как исторически, так и логиче­ски, не разделяет проблемы этих ответвлений академической куль­туры по существу, по их природе. Педагогическая рефлексия Анти­сери в данном тексте не есть обязательное морализаторское допол­нение — она есть необходимое завершение эпистемологической ре­флексии, осознание глубокой преемственности развития науки, научного сообщества, интеллектуальной культуры человечества во­обще.

Перевести лапидарный по форме труд Антисери — весьма пло­дотворная в познавательном и исследовательском отношении зада­ча, хотя справиться с ней непросто. Текст, на первый взгляд кажущийся подчеркнуто однозначным, даже популярным, на самом деле в аккумулированной форме заключает в себе ту методологическую эпистемологически-герменевтическую рефлексию, результатом ко­торой он является и которую он выражает. Сложность перевода как раз и состоит в том, что именно о переводе и размышляет автор, а следовательно, мыслит применимость описываемых процедур к собственному тексту. Статья «Эпистемология и герменевтика» была любезно предоставлена Д. Антисери для перевода на русский язык во время его посещения философского факультета МГУ имени М. В. Ломоносова.

Переводчик этой работы как человек, которому и ранее случа­лось иметь опыт переводов и мыслить исследовательскую природу подобной деятельности, со своей стороны искренне рекомендует чи­тателю применить к этому небольшому, но чрезвычайно емкому труду описываемые в нем эпистемологические процедуры.

В заключение переводчик надеется, что его работа откроет или, вернее, «высветит», как говорит об этом сам автор, самое важное в столь «нетривиальном» тексте, и выражает благодарность профессо­ру Антисери за предоставленную возможность столь обогащающего интеллектуального общения.

ПРАКТИКИ / REVIEWS

VICTOR SKERSIS, AN ARTIST: THE EXCLUSIVE INTERVIEW GIVEN TO AESTHETICA UNIVERSALIS

05.06.2019

ЕВГЕНИЙ КОНДРАТЬЕВ

ДИАЛОГОВЫЙ МЕТОД ЭКСПОНИРОВАНИЯ СОВРЕМЕННОГО ИСКУССТВА

Современные экспозиционные практики ориентированы на представление художественных объектов в разнообразных контекстах, что позволяет расширить их эстетическое восприятие. Методы визуальной и пространственной организации экспозиционной среды дополняются специальными приемами, благодаря которым между экспонатами возникают сюжетные и логические взаимодействия. Примером такой экспозиционной организации является выстраивание диалога между работами молодых авторов и признанными художественными проектами. Компаративистские исследовательские процедуры становятся основой для рассмотрения современного искусства в исторической перспективе. Диалогическое экспонирование превращается в своеобразный исследовательский проект, его экспериментальная атмосфера способствует углубленной интерпретации представленных работ. С семиотической точки зрения, возникновение непреднамеренных корреляций между элементами экспозиции ведет к росту интертекстуальных и информационных связей между ними. Очевидно также, что многоуровневая семантическая среда побуждает реципиента к выстраиванию интерактивных сценариев восприятия экспозиционного пространства.

Примером выстраивания диалоговой интерпретационной среды служит экспозиция в Московском музее современного искусства (ММОМА). Проект Йоко Оно «Небо всегда ясное» (15 октября 2019 — 24 ноября 2019) был представлен одновременно с выставкой номинантов XII Премии Кандинского (09 октября 2019 — 17 ноября 2019). Возможность диалога была обеспечена всеми экспозиционными средствами. Оформление обеих экспозиций было выдержано в одинаковом монохромном стиле, что способствовало созданию эффекта очевидной визуальной связи между двумя различными выставками. Тематически новые работы номинантов XII Премии Кандинского были представлены в контексте концептуального искусства 1960-х, ярким представителем которого является Й. Оно. Диалогическим методом выстраивания экспозиции воспользовались также кураторы VIII Московской международной биеннале современного искусства: «Ориентирование на местности» (31 октября 2019 — 22 января 2020, Новая Третьяковка). В рамках VIII Московской биеннале работы молодых авторов соседствуют с произведениями известных современных художников из собрания музея Альбертина (Вена, Австрия).

EVGENY KONDRATYEV

DIALOGUE METHOD FOR EXHIBITING CONTEMPORARY ART

Contemporary exhibition practices are focused on the presentation of art objects in various contexts, thus their aesthetic perception can be expanded. The methods of visual and spatial organization of the exhibition environment are supplemented by special techniques, which facilitate the plot and logical interactions between art-objects. An example of such an exhibition organization is a dialogue between the works of young authors and recognized art projects. Comparative research procedures become the basis for considering contemporary art from a historical perspective. Dialogue exhibiting turns into a kind of research project, its experimental atmosphere contributes to a deep interpretation of the presented works. From a semiotic point of view, the occurrence of unintentional correlations between exposure elements increases intertextual and informational links between them. It is also obvious that a multi-level semantic environment encourages the recipient to build interactive scenarios for perceiving the exposition space.

An example of building a dialogue interpretation environment is the exposition at the Moscow Museum of Modern Art (MMOMA). The Yoko Ono project «The Sky is Always Clear» (October 15, 2019 — November 24, 2019) was presented simultaneously with the exhibition of nominees of the XII Kandinsky Prize (October 09, 2019 — November 17, 2019). The opportunity for dialogue was provided by all expositional means. The design of both expositions was designed in the same monochrome style, which contributed to the creation of the effect of an obvious visual connection between the two different exhibitions. Thematically new works by the nominees of the XII Kandinsky Prize were presented in the context of the conceptual art of the 1960s, the representative of which is Y. Ono. The curators of the VIII Moscow International Biennale of Contemporary Art: «Orienteering on the Territory» (October 31, 2019 — January 22, 2020, New Tretyakov) also used the dialogue method of arranging the exposition. In the framework of the VIII Moscow Biennale, the works of young authors coexist with the works of famous contemporary artists from the collection of The Albertina Museum (Vienna, Austria).


AU. Vol. 1 (9). 2020

РЕДАКЦИОННАЯ СТАТЬЯ

Дорогие читатели!

Предваряя настоящий номер, я, прежде всего хотел бы указать на его особый характер. Особенность настоящего выпуска заключается в той обстановке, в которой он готовится: мы призвали наших коллег из разных стран проявить солидарность друг с другом в условиях мировой вирусной угрозы и продемонстрировать, что эстетическое сообщество продолжает исследование обычных для него теоретических проблем.

Мы рады отметить, что помимо готовности принять участие в нашем общем начинании, обнаружилась еще одна закономерность, которую показывают полученные редакцией статьи. Авторы, без всякого координирующего запроса со стороны редакции AU, обнаружили интерес к проблематике переосмысления фундаментальных для эстетической теории проблем заинтересованности и незаинтересованности искусства, его эпистемологической природе, основаниям эстетической герменевтики. В связи с этим авторы обнаруживают тенденции к пересмотру сходных персоналий и явлений как истории эстетики, так и истории искусства.

Как и прежде, мы ждем ваших предложений и остаемся с вами на связи по электронной почте с адресом aestheticauniversalis@gmail.com

С наилучшими пожеланиями,

Сергей Дзикевич,

главный редактор AU

EDITORIAL

Dear readers,

First of all let me tell you of the special character of this issue. It’s concerned with the circumstances under which we are to prepare this volume. We all have faced the world-wide virus danger, and AU has decided to show solidarity of aesthetic community, its readiness to continue its usual studies in the aesthetic field. With this purpose we sent our appeal to colleagues in different countries.

We must gratefully state that we immediately received the response and articles from aestheticians from almost all regions of the world, but not only this: we also had a chance to see that in different areas of our world aesthetic community colleagues are occupied with problems that are closely correlated with one another. Shortly speaking, it’s problems of interestedness and disinterestedness of art practices, epistemological nature of art, foundation of aesthetic hermeneutics. This turns attention of our authors to rethinking the same or similar persons and phenomena both in history of aesthetics and in history of art.

AU as ever is waiting news and papers from you via electronic mail at the address aestheticauniversalis@gmail.com

With best regards,

Sergey Dzikevich,

AU Editor-in-Chief

ТЕОРИЯ / THEORY

NOËL CARROLL

AVANT-GARDE RESISTANCE TO THE AUTONOMY OF THE FINE ARTS. THE CASE OF RUSSIAN CONSTRUCTIVISM

Abstract

The arts of design is a subject that has been woefully neglected by philosophers of art. Nor is this neglect an accident — a mere oversight. As I will attempt to show in the first part of this presentation the reasons for this neglect lie deep within in the presuppositions of the tradition of aesthetics, especially as developed by analytic philosophers, although by other schools as well. This neglect is the result of a systematic distinction, embraced by many philosophers of art between the fine arts and the others. This distinction is such that it virtually ostracizes the arts of design from the purview of aestheticians.

Key words

Avant-garde, constructivism, autonomy of arts.

НОЭЛЬ КЭРРОЛЛ

АВАНГАРДНОЕ СОПРОТИВЛЕНИЕ АВТОНОМИИ ИЗЯЩНЫХ ИСКУССТВ. СЛУЧАЙ РОССИЙСКОГО КОНСТРУКТИВИЗМА

Перевод с английского Сергея Дзикевича

Абстракт

Искусство дизайна — это предмет, которым философы искусства пренебрегали. Это пренебрежение также не является случайностью, простым упущением. Как я попытаюсь показать в первой части этого сообщения, причины такого пренебрежения лежат глубоко в предрассудках эстетической традиции, особенно разработанной философами аналитического направления, хотя и другими школами. Это пренебрежение является результатом систематического различения, проводимого многими философами искусства между изящными искусствами и другими. Это различение таково, что оно по умолчанию исключает искусство дизайна из сферы компетенции эстетиков.

Ключевые слова

Авангард, конструктивизм, автономия искусств.

JALE N. ERZEN

POLITICS AND THE ARTS AS THEATRE

Abstract

Art and politics have been related in opposing ways. It is only with the setting free of social and interpretative norms, with the emergence of quasi-democratic conditions, and with Romanticism that the possibility of individual subjectivity emerged creating social participation through dissent, triggering ideals of freedom and progress, rendering art and cultural expressions critical of the status quo, of authority and of normative codes. All other forms of authority and police, which also include religion, have been political in using culture as promotion for the status quo.

In this paper I will try to expose the theatrical quality of contemporary art, claiming that theatre since its very conception in antiquity has had an emancipating and communal aspect and that, as claimed by Jacques Ranciere, the politics of aesthetics depends on the juxtaposition of the active and the passive, on distancing and on initiating action. I will then try to show with examples from theatre, from contemporary and modern art, and from the urban quotidian and urban spectacle how the theatrical aspect is what creates the ultimately political.

Keywords

Theatre, contemporary art, politics, dissent, tragedies.

ДЖЕЙЛ Н. ЭРЗЕН

ПОЛИТИКА И ИСКУССТВО КАК ТЕАТР

Перевод с английского Евгения Доброва

Абстракт

Искусство и политика всегда были по разные стороны баррикад. Только в тех случаях, когда существует установка на свободу от социальных норм и норм интерпретативных (допускающих разночтения), когда возникают квази-демократические условия и когда возможность индивидуальной субъективности порождает романтизм, использующий социальное участие посредством диссидентских идеалов-триггеров — свободы и прогресса, — только тогда искусству и культурным выражениям возвращается критическое отношение к статусу-кво, к власти и к нормативным кодам. В противном случае все формы власти и охраны общественного порядка, в том числе религия, эксплуатируют культуру политически, как продвижение своего статуса-кво.

Ключевые слова

Театр, современное искусство, политика, несогласие, трагедии.

НАТАЛЬЯ СТЕЛЬМАК ШЕЙБНЕР

НАРРАТИВНОСТЬ В МЫСЛИ И ДЕЙСТВИИ

Абстракт

Философские дебаты о Нарративности сосредоточены на нарративах, то есть историях, которые мы можем рассказывать или не рассказывать о себе, а не на ментальном процессе, в котором мы участвуем, создавая эти нарративы. Однако при создании нарративов ключевое значение имеет процесс, а не результат. Способность нашего ума определять форму — или процесс поиска связности во времени я называю Нарративностью. В этой статье я рассмотрю конкретные доводы Луиса Минка, Артура Данто и Аристотеля о ценности нарративов и продолжу их рассуждения, показывая, как они подтверждают мое убеждение, что Нарративность, благодаря которой мы создаем нарративы, нам свойственна от природы. Использование языка в обсуждениии повседневных действий и переживаний показывает необходимость нарративного процесса как ментального компонента для нашей умственной деятельности. Посредством Нарративности мы осмысляем наш жизненный опыт и можем быть задействованы в длительных проектах, даже если эти проекты требуют постоянного пересмотра сопровождающего их нарратива.

Ключевые слова

Нарративность, нарратив, нарративные мышление, апперцепция, унивесалии, история, поэзия, Аристотель, Артур Данто, Гален Стросон, действие, умственное формообразование.

ИСТОРИЯ / HISTORY

МАРАТ АФАСИЖЕВ

БЕЗОБЪЕКТНАЯ ТРАНСЦЕНДЕНТАЛЬНАЯ ЭСТЕТИКА ИММАНУИЛА КАНТА

Абстракт

В статье предпринимается анализ эстетики И. Канта в свете современных научных представлений об этой области знания, описываются истоки его методологии в определении структуры и функции искусства и художественного творчества. Далее дается переосмысленная оценка характера и последствий влияния эстетической концепции И. Канта на теорию эстетики в целом, теоретические концепции художественного творчества, а также на некоторые явления и практики современного искусства, вдохновленные теоретическими построениями Канта на рубеже XIX и XX веков.

Ключевые слова

Ощущение, восприятие, образ, рассудок, разум, идея, схема, вкус, искусство, творчество, игра.

MARAT AFASIZHEV

NON-OBJECT TRANSCENDENTAL AESTHETICS OF IMMANUEL KANT

Translated from Russian by Sergey Dzikevich

Abstract

The article analyzes I. Kant’s aesthetics in the light of modern scientific ideas about this field of knowledge, it describes the origins of his methodology in investigations of the structure and processes of art and artistic creation. This text is rethinking nature and influence of I. Kant’s aesthetic ideas on the theory of aesthetics in general, theoretical concepts of artistic creation as well as on some phenomena and practices of modern art inspired by Kant’s theoretical constructions at the turn of the 19th and 20th centuries.

Keywords

Sensation, perception, image, reason, mind, idea, scheme, taste, art, genius, creativity, game.

ПЕРЕВОДЫ / TRANSLATIONS

ГУСТАВ ТЕОДОР ФЕХНЕР. ЭСТЕТИКА

Перевод Искандера Хайруллина

ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ К ПУБЛИКАЦИИ ПЕРЕВОДА ТЕКСТА КУРДА ЛАССВИТЦА ОБ ЭСТЕТИЧЕСКИХ ВЗГЛЯДАХ ГУСТАВА ТЕОДОРА ФЕХНЕРА

Сергей Дзикевич, Елена Дзикевич

Курд Лассвитц (имя иногда транскрибируется как Курт, фамилия как Лассвиц, сочетания различны, ориг.: Kurd Laßwitz,1848 — 1910) — германский писатель, ученый и философ. В области литературы он считается одним из тех, кто положил начало современной научной фантастики, его перу принадлежат несколько сочинений, которые до сих пор способны вызвать интерес даже критически настроенного к фантастике читателя, его литературное творчество известно в России и даже стало предметом специальных исследований. Он оказал значительное влияние на развитие современной европейской литературы. Его обширный роман «На двух планетах» (1897), объемом более тысячи страниц, был переведен на многие языки, неоднократно переиздавался. Это произведение заметно ускорило процесс институционализации научной фантастики как литературного жанра, а также способствовало формированию экспрессионизма в литературе. В этом отношении наследие Лассвитца получило некоторое, хотя и не вполне достаточное освещение, в том числе, как мы видели, и в русскоязычной научной литературе.

Этого нельзя сказать о его научном наследии. Между тем, он написал книги по физике, эпистемологии, истории науки и философии. В области философии на него большое влияние оказала гносеологическая и эпистемологическая позиция Канта и связанная с ней, предвосхищенная и, во многом, вдохновленная ей современная Лассвитцу германская психология психофизиологического направления. В этом смысле для истории эстетики имеет большое значение его подробная интерпретация взглядов одного из пионеров научной психологии Густава Теодора Фехнера, чьи исследования стали одним из самых заметных явлений того течения европейской эстетической мысли ХIX века, которое получило название «эстетики снизу» в противовес «эстетике сверху», производной от универсальных философских систем, и которое дало импульс всем современным научным теориям, исследующим явления эстетического поля.

Несмотря на широкую известность имени Г.Т.Фехнера в отечественной эстетике, его работы и конкретные взгляды известны в нашей стране мало. Изложение его взглядов столь сведующим, как К. Лассвитц специалистом-современником, досконально знавшим контекст изнутри, будет как нельзя более уместным восполнение этого пробела. Наш журнал видит свою важную роль во введении в научный оборот подобных текстов, в том, чтобы публикацией подобной «инсайдерской» информации побудить членов российского эстетического сообщества к детальной историко-эстетической работе, без которой немыслим рост научного знания в нашей области и которая не была в достаточной степени интенсивной в нашей стране в последнее десятилетие.

Густав Теодор Фехнер родился 19 апреля 1801 в городке Гросс-Зархен и скончался 18 ноября 1887 в Лейпциге. Закончил Лейпцигский университет, в котором затем преподавал. Фехнер имел непосредственные начальные интересы в области медицины, в которой получил докторскую степень, а затем физики, профессором которой был в Лейпциге с 1834 по 1839 год. Фехнер с этим сочетанием интересов стал одним из ключевых германских исследователей, чьи усилия реализовали в XIX в. проект научного исследования чувственного познания, намеченный в предшествующем столетии работами Баумгартена и Канта, дав ему эмпирическое основание в виде экспериментальной психологии.

Закончив образование в Лейпциге в 1822 преимущественно в области медицины, Фехнер посвятил следующие несколько лет освоению проблем механики и электричества, много работал над переводами текущей научной, в особенности французской, литературы. В 1834 году возглавляет кафедру физики Лейпцигского университета в связи со своими исследованиями в области электричества. главным образом за его исследования батареи гальванических элементов. В это время он начинает исследования восприятий цвета и данных визуальной памяти, о чем публикует научную работу. В этот же период под псевдонимом Доктор Мизес выходит его работа метафизического характера, в которой он излагал свой общий методологический взгляд на картину мира и задачи научных исследований. Фехнер вел чрезвычайно интенсивную экспериментальную деятельность в области исследований зрительного восприятия, в том числе через исследование процессов собственного зрительного контакта с наблюдаемыми явлениями, одним из которых были прямые солнечные лучи. В результате он получил значительное поражение зрительных способностей, нервное перенапряжение и был вынужден оставить руководство кафедрой.

Однако научная деятельность была им продолжена, и в 1850 году в результате длительных экспериментов и размышлений над их результатами он приходит к формулировке положения о логарифмическом соотношения интенсивностью воспринимаемого физического раздражителя и интенсивностью ощущения, известного теперь как закон Фехнера, который является методологической всех основой психофизических исследований. Далее Фехнер продолжает исследовать зависимость свойств перцептивных реакций от свойств раздражителей и систематизирует полученные результата в наиболее известном своем труде «Элементы психофизики» (Elemente der Psychophysik).

Фехнер закономерно попытался применить экспериментальные методы в области эстетики — исходного контекста исследований чувственных данных. Он полагал, что проблематика эстетических реакций должна описываться исключительно в терминах, базирующихся на экспериментальных данных. и предложил свои принципы красоты. Он полагал что базовыми методами эстетических исследований являются эмпирические методы, на основании которых выстраиваются ситуативные модели, которые далее могут быть перенесены в более сложные контексты, например, случаи восприятия произведений искусства. Для этого им собирались специальные фундирующие данные, например через опрос зрителей во время одновременного экспонирования в Дрездене двух вариантов «Мадонны» Гольбейна.

Исследования Фехнера оказали влияние как на формирование психофизиологической платформы в психологии и изучение закономерностей зрительного восприятия, так и на институционализацию эмпирической эстетики, существующей до настоящего времени и играющей роль несомненного фундирующего слоя всех теоретических построений современной эстетики. Обращение к фазе формирования этого слоя чрезвычайно важно в период, когда отказ от строгой системы верификации теоретических построений в области эстетики вновь стал соблазнительным под предлогом ожидания «постнауки». В качестве материала для получения данных о происхождении и содержании эстетических взглядов Г.Т.Фехнера журналом был специально заказан перевод тематической главы 17 «Эстетика» в фундаментальном изложении истории и результатов деятельности этого выдающегося человека, предпринятом Курдом Лассвитцем в книге «Густав Теодор Фехнер», изданной в Штутгарте в 1902 году.

В качестве заключения к вступительной информации к публикации текста Лассвитца об эстетике Фехнера, которая предпринимается в нашем специальном выпуске, посвященном противостоянию вирусу, не можем не отметить следующее. Одной из форм интеллектуального противостояния вирусу стали дистанционная коммуникация и дистанционное образование. Текст Курда Лассвитца в высшей степени уместен в настоящем выпуске еще и потому, что он первым обратил внимание на ресурсе удаленного обучения и образования» в своей небольшой работе «Дистанционная школа», написанной в 1899 году. Термин Ласвитца и его интерпретации описанных соответствующим образовательным процессам до сих пор используются в практике дистанционного обучения.

ОБЗОРЫ / REVIEWS

MAX RYYNÄNEN

NOTES ON THE YELLOW PRESS (AND ITS IMPACT ON ART). A SKETCHY RETURN TO THE MASS CULTURE DEBATE

Abstract

According to idea historians of high and low, the expansive growth of mass-produced and mass-distributed commercial culture from knickknacks to popular entertainment was one of the most influential phenomena in helping the art world define its borders.

Key words

Mass culture, public taste, contemporary art.

МАКС РИИНАНЕН

ЗАМЕТКИ О ЖЕЛТОЙ ПРЕССЕ (И ЕЕ ВЛИЯНИИ НА ИСКУССТВО). ЭСКИЗ ВОЗВРАЩЕНИЯ К ДЕБАТАМ О МАССОВОЙ КУЛЬТУРЕ

Перевод С. А. Дзикевича

Абстракт

По мнению историков идей высокого и низкого уровня, обширный рост массового производства и массового распространения коммерческой культуры от безделушек к популярным развлечениям был одним из самых влиятельных явлений, помогающих арт-миру определять свои границы

Ключевые слова

Массовая культура, публичный вкус, современное искусство.

ПРАКТИКИ / PRACTICES

ЕЛИЗАВЕТА ДРЕМОВА

КОЛЛЕКТИВНАЯ ТРАВМА В СЕРИЯХ МИНСКОЙ ШКОЛЫ ФОТОГРАФИИ 1980-1990-Х ГГ. (ИГОРЬ САВЧЕНКО, ГАЛИНА МОСКАЛЁВА, СЕРГЕЙ КОЖЕМЯКИН)

Абстракт

Статья посвящена проблеме репрезентации коллективной травмы в искусстве на примере трёх белорусских фотографов познесоветского периода — Игорю Савченко, Галине Москалёвой, Сергею Кожемякину. Автор предоставляет обзор таких понятий как «травма», «коллективная травма», «работа скорби», рассматриваются особенности аффективной составляющей фотографии. В статье излагаются теоретические подходы для репрезентации непредставимого. Автор обращается к интерпретациям понятий у Жан-Франсуа Лиотара, Эдмунда Бёрка, Иммануила Канта, Франклина Анкерсмита и Жака Рансьера. Автор заключает, что образы, созданные белорусскими фотографами, концентрируются на расщеплении, разрыве, фрагментации. Эстетика белорусских фотографов состоит в апроприации фотографий из личных и анонимных архивов, пересобирании снимков в новый контекст, кадрировании, фрагментировании фотографий. В этом обнаруживается непроницаемость для чтения многих фотографий, что позволяет сказать о наличии в этих образах несимволизированного остатка, punctum’a.

Ключевые слова

Коллективная травма, фотография, современное искусство, punctum.

ELIZAVETA DREMOVA

COLLECTIVE TRAUMA IN THE SERIES OF THE MINSK SCHOOL OF PHOTOGRAPHY 1980-1990S.  (IGOR SAVCHENKO, GALINA MOSKALEVA, SERGEY KOZHEMYAKIN)

Abstract

The article is devoted to the problem of representation of collective trauma in art. On the example of three Belarusian photographers of the Poznesian period – Igor Savchenko, Galina Moskalevoy, Sergey Kozhemyakin. The author provides an overview of such concepts as “trauma”, collective trauma, “work of grief”, consider the features of the affective component of photography. The article outlines theoretical approaches to represent the unforeseen. The author appeals to the interpretations of the concepts of Jean-Francois Liotard, Edmund Burke, Immanuel Kant, Franklin Ankersmith and Jacques Rancier. The author concludes that the images created by Belarusian photographers are concentrated on splitting, breaking, fragmentation. The aesthetics of Belarusian photographers is to aproit photographs from personal and anonymous archives, rebuilding pictures to a new context, cropping, fragmentation of photos. This detects the impermeability to read many photos, which makes it possible to say about the presence in these images of an incomparated residue, punctum.

Key words

Collective trauma, photography, modern art, punctum.

AU. Vol. 2 (10). 2020

РЕДАКЦИОННАЯ СТАТЬЯ

Уважаемые читатели!

Будем надеяться, что мы возвращаемся к режиму более или менее нормальной работы по публикации научных текстов в эстетическом поле. Прежде всего, я хотел бы еще раз выразить чрезвычайную признательность всем, кто предоставил материалы для нашего предыдущего, антивирусного номера. Полагаю, что журнал внес этим свой вклад в поддержание хорошего тонуса эстетических исследований на фоне неожиданных проблем общественной жизни в мире.

В течение прошедшего времени от имени журнала Редакционная коллегия инициировала процессы инкорпорации Aesthetica Universalis в крупнейшие списки научных периодических изданий. Как главный редактор издания я имел честь распространить информацию об этом в нашем редакционном сообществе, а теперь сообщаю об этом и всем читателям журнала.

Надеюсь, что инициированные процессы станут дополнительным импульсом для еще более настойчивой работы редакционной команды в достижении базовых целей редакционной политики. Как мы утверждаем в декларации наших намерений на сайте журнала, мы рассчитываем получить от своих авторов их полностью оригинальные тексты для возможного принятия через процедуру двойного слепого рецензирования.

Мы поддерживаем идеи академической чистоты, исследовательской оригинальности и решительно боремся с плагиатом во всех его формах. Как и прежде, мы ждем ваши оригинальные тексты по адресу aestheticauniversalis@gmail.com

Желаю вам всего наилучшего,

С.А.Дзикевич,

главный редактор AU

EDITORIAL

Dear readers,

I hope we are returning to more or less regular regime of publishing scholarly texts in the aesthetic field. First of all I would like to express the highest level of gratefulness to all the authors who sent their papers for our previous, anti-virus issue. I suppose we did our job for keeping aesthetic investigations in good tonus under unexpected hard conditions in the world society.

Since that time we have initiated the process of incorporation of Aesthetica Universalis into the largest lists of scholarly periodical editions. As the Editor-in-chief I have informed of it the members of AU editorial community, and now I am honored to tell of this fact all the readers.

I hope that the processes that we initiated will inspire the AU Editorial Team for even more concentrated work for the basic aims that we declare on the editorial site. As we say there, we expect to receive from our authors their fully original texts for possible acceptation through double-blind peer reviewing.

We support ideas of academic purity, investigational originality, and we are strongly fighting against plagiarism in all its appearances. As ever, we are expecting for your papers on the editorial address aestheticauniversalis@gmail.com

I wish you the best,

Sergey Dzikevich,

AU Editor-in Chief

ИСТОРИЯ / HISTORY

STEPAN VANEYAN, ELENA VANEYAN

«WIEN ODER SALZBURG?». LATE SEDLMAYR AS A SYMPTOM AND REMEDY

Abstract

We propose that Sedlmayr’s schema of four-level interpretation of works of art, in which the eschatological level is incorporated, can usefully be re-purposed as a way of examining his own work. This allows for a better understanding of both his method and the logic that informs his entire canon. Considering the significance of «ruins» for Sedlmayr, it seems appropriate to pay particular attention to his text on the preservation of monuments, «Die demolierte Schönheit…» (1965), created in Salzburg, where Sedlmayr spent the last twenty years of his life.

Keywords

Sedlmayr’s schema and method, Dvořák, «The New Vienna School» of Art History, ruins, preservation of monuments.

СТЕПАН ВАНЕЯН, ЕЛЕНА ВАНЕЯН

«WIEN ODER SALZBURG?». ПОЗДНИЙ ЗЕДЛЬМАЙР КАК СИМПТОМ

Абстракт

В настоящей публикации авторы предполагают предполагают приложить известную иконологическую схему четырёх уровней понимания произведения искусства, предложенную Хансом Зедльмайром и включающую в том числе и «эсхатологический уровень» значения, к проблеме оцени и интерпретации его собственных произведений. С точки зрения авторов это поможет понять как собственно методологию Ханса Зедльмайра, так и логику, оформляющую корпус его текстов в единое целое, в том числе с учетом его поздних публикаций. Тот смысл, который Зедльмайр придавал метафоре «руин», объясняет и его обращение к начатому учителем Зедльмайра Максом Дворжаком делу охраны памятников, которое мы в тексте «Разрушенная красота» (1965), созданной в Зальцбурге, где Зедльмайр провел последние двадцать лет своей жизни.

Ключевые слова

Зедльмайр, иконология, Дворжак, Венская школа искусствознания, дело охраны памятников.

ТЕОРИЯ / THEORY

VIOLA HILDEBRAND-SCHAT

DER BUCHKÖRPER ALS SINNSTIFTENDER TEIL DER ERZÄHLUNG ZUR VERLAGERUNG DER NARRATION AUF DAS MATERIAL

Abstrakt

Dass Texte sich durch ihre Digitalisierung in ihrem materiellen Bestand ändern, ist unbestritten. Doch wie verhält es sich mit ihren Inhalten — insbesondere, wenn diese sich nicht allein über den Text vermitteln? Diese Frage fällt vor allem bei einem Genre ins Gewicht, das als «Künstlerbuch» zunehmend Verbreitung gefunden hat. Da sich das Künstlerbuch mindestens ebenso über Form und Material mitteilt, ist die lange dominierende Form-Inhalts-Differenz aufgehoben. Text, Bild, Form und Material sind gleichermaßen aussagerelevante, wenn nicht gar sinnkonstituierende Elemente. Auf welche Weise im Material die mit einem konkreten oder einem latent vorhandenen Subtext vorgegebenen Inhalte quasi fortgeschrieben werden, wird an einigen Beispielen des zeitgenössischen russischen Künstlerbuches aufgezeigt.

Schlüsselwörter

Texte, buch, bedeutung, interpretation, rezeption, kommunikation.

VIOLA HILDEBRAND-SCHAT

THE BOOK BODY AS A MEANINGFUL PART OF THE NARRATIVE FOR TRANSFERRING THE NARRATION ON THE MATERIAL

Translated from German by Daria Dzikevich, Sergey Dzikevich

Abstract

Digitalization changes the material of text. Does the content change as well, especially, if the content is not transmitted by the text alone? This question is important mainly for artist’s books, that are becoming increasingly popular. An artist’s book displays its content not with the text alone. The material part is equally substantial for the meaning of the integral work. The difference of form and material is suspended — this difference characterized the book for a long time. Text, picture, form and material are contributions to the content and even forward the spirit of the text. How the material can continue the contents, that are given by a real or latent subtext, will be demonstrated on examples of Russian contemporary artist’s books.

Key words

Text, book, meaning, interpretation, reception, communication.

ВИОЛА ХИЛЬДЕБРАНД-ШАТ

ТЕЛО КНИГИ КАК СМЫСЛООБРАЗУЮЩАЯ ЧАСТЬ ПОВЕСТВОВАНИЯ. К ВОПРОСУ О ПЕРЕЛОЖЕНИИ НАРРАТИВА НА МАТЕРИАЛ

Перевод немецкого оригинала на русский язык Елизаветы Догадкиной, Ирины Соломоновой, Арины Неклюдовой

Абстракт

Не вызывает сомнений, что диджитализация оказала влияние на материальную специфику существования книг. А как она повлияла на содержание? В частности, в тех случаях, когда повествование ведется не только с помощью текста. Вопрос, в первую очередь, актуален для жанра известного под названием «книга художника», который предполагает повествование с помощью внешнего вида и материала, а значит, снимает противопоставление формы и содержания. Текст, изображение, форма, материал в этом случае являются равнозначными в передаче смысла, если не вообще смыслообразующими элементами. На нескольких примерах современных российских книг художников в этой статье будет показано, каким образом материал дополняет заданное определенным или неявным подтекстом содержание.

Ключевые слова

Текст, книга, смысл, интерпретация, восприятие, коммуникация.

ПЕРЕВОДЫ / TRANSLATIONS

NATALLIA STELMAK SCHABNER

NARRATIVITY IN THOUGHT AND ACTION

Abstract

The philosophical debate over narrativity concentrates on the narratives, the stories we might or might not tell about ourselves, and not on the mental process that is engaged in creating those narratives. It is, however, the process that is the key to the issue, not the product. Narrativity, the mental process involved in producing narratives, or form- finding over time, is what I will argue should be seen as primary. In this article, I will look at the arguments of Louis Mink, Arthur Danto and Aristotle regarding the value of narratives, and I will take those arguments further, to show how they support my claim that the Narrativity that leads to narratives is intrinsic to our nature. I will argue that how we use language even to discuss mundane day-to-day actions and experiences shows how essential the narrative process is to our mental life, that it is in fact an intrinsic feature of our mental activity. Narrativity is the way we all make sense of our experience, and the only way we are able to engage in long term projects, even if those projects require continual revision of the narrative that guides them.

Keywords

Narrativity, narrative, narrative thinking, apperception, Universals, history, poetry, Aristotle, Arthur Danto, Gаlen Strawson, action, mental form-finding.

ОБЗОРЫ / REVIEWS

ГЛУБОКИЙ СИНИЙ

ВИРТУАЛЬНЫЙ ВЫПУСКНОЙ ВЫСТАВОЧНЫЙ ПРОЕКТ ПРОГРАММЫ ПОДГОТОВКИ АРТ-КУРАТОРОВ «ЭСТЕТИКА: АРТ-БИЗНЕС» ФИЛОСОФСКОГО ФАКУЛЬТЕТА МГУ ИМЕНИ М.В.ЛОМОНОСОВА СЛУШАТЕЛЕЙ 2019/2020 УЧЕБНОГО ГОДА

DEEP BLUE

VIRTUAL EXHIBITION PROJECT OF THE OF ART CURATORS TRAINING PROGRAM «AESTHETICS: ART BUSINESS» AT LOMONOSOV MOSCOW STATE UNIVERSITY, FACULTY OF PHILOSOPHY, 2019/2020 ACADEMIC YEAR

AU. Vol. 3—4 (11—12). 2020

РЕДАКЦИОННАЯ СТАТЬЯ

Уважаемые читатели!

Мы рады представить вам очередной номер нашего журнала с его традиционными рубриками, в которые мы постарались включить материалы, заключающие в себе принципиально новые аспекты эстетических исследований или материалы, трактующие привычные для эстетического мышления проблемы с новой стороны. Редакция в силу некоторых проблем была вынуждена сделать этот номер сдвоенным, хотя в дальнейшем мы намерены соблюдать привычный режим четырех выпусков в год.

Особым образом мы хотели бы привлечь внимание коллег к тому, что начиная с этого номера, наш журнал включается в работу по публикации исследований, проведенных в рамках организованной в 2020 году в МГУ имени М.В.Ломоносова специальной тематической Школы «Сохранение мирового культурно-исторического наследия» (https://philos.msu.ru/science/science_school/oss_2). Приглашаем всех исследователей, работающих в этой области, присылать статьи со специальной пометкой названия Школы в сноске после названия статьи.

Как и прежде, мы ждем ваши оригинальные тексты по адресу aestheticauniversalis@gmail.com

Желаю вам всего наилучшего,

С.А.Дзикевич,

главный редактор AU

EDITORIAL

Dear readers,

We are glad to present you the next issue of our journal with its traditional headings, in which we have tried to include materials that contain fundamentally new aspects of aesthetic investigations or materials that interpret the problems familiar to aesthetic thinking but seen from a new pint of view. The editorial board, due to some problems, was forced to make this issue double, although in the future we intend to maintain the usual schedule of four issues a year.

In a special way, we would like to stress attention of our colleagues at the fact that, starting from this issue, our journal joins the work on the publication of researches carried out within the framework of the special thematic School «Preservation of the World Cultural and Historical Heritage» (https://philos.msu.ru/science/science_school/oss_2) established at Lomonosov Moscow State University. All researchers working in this area are invited to send articles with a special footnote mentioning the name of the School after the title of the paper.

As ever, we are expecting for your papers on the editorial address aestheticauniversalis@gmail.com

I wish you the best,

Sergey Dzikevich,

AU Editor-in Chief

ПАМЯТИ ВЛАДИМИРА МИРОНОВА / IN MEMORY OF VLADIMIR MIRONOV

Журнал Aesthetica Universalis («Всеобщая эстетика») с глубоким сожалением вынужден информировать эстетическое сообщество о том, что 20 октября 2020 года скончался декан философского факультета МГУ имени М.В.Ломоносова, член-корреспондент Российской академии наук, профессор Владимир Васильевич Миронов.

Профессор В. В. Миронов был широко известен как специалист в области онтологии и метафизики, а также универсально эрудированный теоретик и организатор философского образования. Как декан философского факультета МГУ имени М.В.Ломоносова Владимир Васильевич Миронов оказал неоценимую поддержку многим научным проектам в области эстетики и, в том числе, в основании журнала Aesthetica Universalis («Всеобщая эстетика»).

Aesthetica Universalis with great regrets must inform the aesthetic community on October 20, 2020, the Dean of the Faculty of Philosophy at Lomonosov Moscow State University, Corresponding Member of the Russian Academy of Sciences, Professor Vladimir Vasilyevich Mironov, died.

Professor V.V. Mironov was widely known as a specialist in the fields of ontology and metaphysics, as well as a universally erudite theorist and organizer of philosophical education. As the Dean of the Faculty of Philosophy of Lomonosov Moscow State University, Vladimir Vasilievich Mironov provided invaluable support to many scientific projects in the field of aesthetics, including the founding of the journal Aesthetica Universalis.

Международный редакционный совет и редакционная коллегия журнала

International Editorial Council and Editorial Board of the journal

Х ОВСЯННИКОВСКАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ ЭСТЕТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ (ОМЭК Х)

ЭСТEТИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ПОСТСОВРЕМЕННЫХ СОЦИО-КУЛЬТУРНЫХ ПРОЦЕССОВ: ПРОБЛЕМЫ И ПАРАДИГМЫ

22 — 23.11.2021

НАБОР СТАТЕЙ

X OVSIANNIKOV INTERNATIONAL AESTHETIC CONFERENCE (OIAC X)

AESTHETIC STUDIES OF POST-MODERN SOCIO-CULTURAL PROCESSES: PROBLEMS AND PARADIGMS

22 — 23.11.2021

CALL FOR PAPERS

ТЕОРИЯ / THEORY

VIOLA HILDEBRAND-SCHAT

VER- UND ENTWURZELUNG, METAPHERN VON PERMANENZ UND TRANSITORISCHEM

ZU STRATEGIEN DER GEDENKFUNKTION VON KUNST

Abstrakt

Diese Publikation widmet sich den Problemen,  ulturelles und historisches Gedächtnis mittels zeitgenössischer Kunst auszudrücken. Der Autor analysiert im Detail Aspekte der Möglichkeiten der künstlerischen Kommunikation zur Schaffung reichhaltiger Botschaften mit solchen Inhalten, die in der Lage sind, auf die schmerzhaften Herausforderungen zu reagieren, die sich sowohl aus den traumatischen Prozessen der historischen Vergangenheit als auch aus den Beziehungen ergeben, die sich derzeit bilden.

Stichworte

Erinnerung, Nacherinnerung, zeitgenössische Kunst, soziales Trauma, städtische Umgebung, interkulturelle Themen.

ВИОЛА ХИЛЬДЕБРАНД-ШАТ

УКОРЕНЕНИЕ И ОТРЫВ ОТ КОРНЕЙ: МЕТАФОРЫ ПЕРМАНЕНТНОГО И ТРАНЗИТОРНОГО

К ВОПРОСУ О СТРАТЕГИЯХ ФУНКЦИИ ПАМЯТИ В ИСКУССТВЕ

Перевод немецкого оригинала на русский язык Елизаветы Догадкиной, Ирины Соломоновой, Арины Неклюдовой

Аннотация

Издание посвящено проблемам выражения культурно-исторической памяти через современное искусство. Автор детально анализирует аспекты возможностей художественной коммуникации для создания насыщенных сообщений с таким содержанием, способным ответить на болезненные вызовы, возникающие как в результате травмирующих процессов исторического прошлого, так и в отношениях, которые в настоящее время формируются.

Ключевые слова

Память, пост-память, современное искусство, социальная травма, городская среда, кросс-культурные проблемы.

ИСТОРИЯ / HISTORY

ANTANAS ANDRIJAUSKAS

THE CONCEPT OF BEAUTY AND ART IN TRADITIONAL INDIAN AESTHETICS

Abstract

The article’s main focus is a peculiar understanding of the concepts of beauty and art in traditional Indian aesthetics. It starts with a brief discussion of various external and internal factors that influenced the development of Indian aesthetic cannon and original features of the concepts of beauty and art. The author outlines that in comparison to aesthetic traditions of other great civilizations in Europe, the Middle East and East Asia, traditional Indian aesthetics and art differ by a larger diversity of their historical and regional forms, more clear-cut literature-centric orientation, and larger impact of mythology, religion and philosophical metaphysics on development of aesthetic ideas. Also, traditional Indian aesthetics and art emphasize the principles of symbolic thought and the search for metaphysical hidden manifestations of beauty much more. The article particularly deals with a discussion of the relationship between Indian aesthetics and art, showing that traditional Indian aesthetics is characterized by the original hierarchy of arts, in which the most predominant ones are those that derive from the rich Vedic cultural tradition, namely poetry and drama. Finally, a thorough investigation of the system of the main traditional Indian aesthetic categories reveals its overarching subtle psychologism that embraces a wide gamut of emotional experiences, ranging from ascetic austerity and isolation from the nonsensical external world to celebration of passionate and hedonistic pleasures of life.

Key words

Hindu traditional aesthetics, beauty, art, mythology, religion, metaphysics.

CEРГЕЙ ДЗИКЕВИЧ

НАКОПЛЕНИЕ ОСНОВАНИЙ ДЛЯ ФИЛОСОФСКОЙ ДИВЕРСИФИКАЦИИ ПРЕКРАСНОГО В АСПЕКТЫ ВОЗВЫШЕННОГО

Абстракт

Настоящая статья посвящена процессу кристаллизации содержания протокатегории возвышенного в римском риторическом дискурсе. Подробно анализируются взгляды Псевдо-Лонгина, Сенеки, Квинтилиана, Тацита, создавшие критической основание для формирования категориального содержания возвышенного, прослежены дальнейшие направления развития этой ключевой категории в европейской эстетической рефлексии.

Kлючевые слова

Прекрасное как коммуникация, римская риторическая культуры, проблемы стиля, идентификация стилей, возвышенное как проблема стиля, Псевдо-Лонгин, Сенека, Квинтилиан, Тацит.

SERGEY DZIKEVICH

COLLECTING OF FOUNDATIONS FOR PHILOSOPHICAL DIVERSIFICATIONS OF THE BEAUTIFUL INTO ASPECTS OF THE SUBLIME

Abstract

This article is devoted to the process of crystallization of the content of the proto-category of the sublime in Roman rhetorical discourse. The views of Pseudo-Longinus, Seneca, Quintilian, Tacitus, which created a critical foundation for the formation of the categorical content of the sublime, are analyzed in detail, further directions of the development of this key category in European aesthetic reflection are traced.

Key words

Beautiful as communication, Roman rhetorical culture, problems of style, identification of styles, sublime as a problem of style, Pseudo-Longinus, Seneca, Quintilian, Tacitus.

ОБЗОРЫ / REVIEWS

ЕВГЕНИЙ КОНДРАТЬЕВ

ЗАКРЫТАЯ РЫБНАЯ ВЫСТАВКА. РЕКОНСТРУКЦИЯ

ОБЗОР СПЕЦИАЛЬНОГО ПРОЕКТА VII МОСКОВСКОЙ МЕЖДУНАРОДНОЙ БИЕННАЛЕ МОЛОДОГО ИСКУССТВА

EVGENY KONDRATYEV

CLOSED FISHERIES EXHIBITION. RECONSTRUCTION

REVIEW OF THE SPECIAL PROJECT OF THE VII MOSCOW INTERNATIONAL BIENNALE OF YOUNG ART

AU. Vol. 1 (13). 2021

РЕДАКЦИОННАЯ СТАТЬЯ

Уважаемые коллеги!

Текущие события таковы, что мы вынуждены значительную часть наших научных коммуникаций осуществлять в дистанционном режиме. Однако мы очень хорошо понимаем, что дистанцирование не означает невозможности эстетического режима, хотя, разумеется, и не представляет собой его необходимого условия. В этих вынужденных обстоятельствах обнаружились некоторые новые черты нашей исследовательской работы в эстетическом поле, которые вы увидите и в настоящем нашем номере, поскольку Aesthetica Universalis, как и всегда, стремится быть зеркалом эстетических событий, происходящих в реальном времени здесь и сейчас на всей территории Земли, а если будет повод переместить внимание за ее пределы, то мы также не замедлим это сделать.

За период, прошедший с момента выхода в свет последнего номера AU, несколько космических аппаратов достигли поверхности Марса и прислали очень интересную во всех отношениях визуальную документацию, которая производит сильное, в том числе и в эстетическом отношении, впечатление. Однако назвать это репрезентативным материалом для исследований в эстетическом поле у нас все-таки пока не хватает оснований. Тем не менее, наш журнал берет на себя обязательство внимательно следить за развитием и внеземного аспекта исследований эстетического опыта.

Что же касается земных условий, то, во-первых, мы хотели бы обратить внимание на рост доли опосредованного, экстерриториального контакта в получении эстетических сообщений от внешних источников субъектами эстетического восприятия в текущих обстоятельствах. Это связано с тем, что концентрированная эстетическая информация, как и прежде, сосредоточена в специально созданных сообщениях, которые принято называть произведениями искусства. Доступ к таким сообщениям в обычных обстоятельствах возможен в особых публичных точках, имеющих институциональный характер. Именно в настоящий момент по понятным причинам публичная работа таких специализированных пространств затруднена.

В связи с этим особую важность приобрели экстерриториальные средства доступа публики в пространства арт-мира: Интернет-версии визуальных экспозиций, концертов, театральных спектаклей и других событий. Представляется делом будущего осуществление надежных дистинкций между непосредственными и опосредованными электронными модификациями эстетического опыта: мы полагаем, что репрезентативного материала, связанного с электронными формами контакта с произведениями искусства, собрано пока еще несопоставимо мало в сравнении с тем гигантским массивом, который представляет случаи непосредственного контакта публики с произведениями искусства.

Тем не менее, практики экстерриториального контакта публики с художественными произведениями и пространствами арт-мира уже выявили новые аспекты традиционных проблем идентификации и исследования эстетического опыта: факторов физической, психической и эстетической дистанции, форм и концентрации эстетического внимания и целого ряда сопредельных проблем. Мы полагаем чрезвычайно важным и своевременным сконцентрировать исследовательские усилия по сбору, обработке и публикации материалов в этих областях.

Во-вторых, экстерриториальные формы коммуникации в научной среде выявили, по крайней мере в эстетическом сообществе, интерес к проблемам, которые ранее не выглядели актуальными в степени, достаточной, чтобы начинать их исследовать немедленно. В первую очередь речь идет об историческом наследии эстетики времени Галактики Гутенберга, когда печатные носители имели экстраординарную важность в долговременном хранении информации, в том числе и научного характера.

Время Галактики Интернета не то, чтобы отменило эту важность, но, скорее, перевело режим контакта с ресурсами прежнего времени в цифровые алгоритмы: стало актуально иметь доступ преимущественно к оцифрованным версиям наиболее важных печатных изданий. Очевидно, что такая селекция способна передать из одной информационной эпохи в другую далеко не все действительно наиболее важные приобретения в каждой из областей деятельности. Между тем, культурная психика Интернет-адаптированного субъекта все равно оказывается совершенно иной, нежели культурная психика типографического человека.

Поэтому естественно возникает вопрос о том, чтобы сделать комфортным для деятельности последнего действительно все ценные ресурсы, сохраненные в печатном виде. Время вынужденно удаленных занятий позволило обратиться и к этой проблеме, в том числе в эстетическом сообществе. Наметился интерес к инкорпорации в современной среде научного общения с активной электронной поддержкой ранее забытых или недостаточно оцененных имен и текстов, связанных в основном с печатной коммуникацией. Одно из проявлений этой тенденции обнаруживается в волне интереса к новым переводам различных текстов истории эстетики. В том числе реализуются давно сформированные намерения ввести в оборот на национальных языках принципиальные тексты эстетической теории.

Также в этом сегменте мы отметим и возросший интерес к изучению эстетических ресурсов языка как средства коммуникации. Особую роль в связи с указанными нами выше позициями электронного общения стал играть устный речевой контакт, транслируемый в форме удаленных конференций на различных электронных площадках, причем в этом отношении наиболее характерен беспрецедентно быстрый рост интереса к платформе Clubhouse, использующей исключительно ресурс речевой коммуникации в аудиальном режиме. Новый интерес к эстетическим структурам языка, и, в частности, рассмотренным в базовом фонологическом режиме, вне всякого сомнения, связан с публичными коммуникативными обстоятельствами последнего времени.

Текущий номер AU построен на основании этих отмеченных редакцией тенденций в динамике эстетического опыта в мире. Поэтому с предуведомлениями, сделанными выше, объясняющими главное в принципе селекции его материалов, я имею честь с удовольствием представить публике очередной том нашего журнала и выразить надежду, что большинство читателей прочитают его с пользой и интересом. Мы, как и всегда, ждем ваших откликов о наших публикациях, а также ваших собственных рукописей по электронному адресу редакции aestheticauniversalis@gmail.com

Всего наилучшего,

Сергей Дзикевич,

главный редактор AU

EDITORIAL

Dear colleagues,

Current events are going such a way that we are forced to carry out a significant part of our scientific communications in the distant regime. However, we understand very well that distancing does not mean the impossibility of an aesthetic regime, although, of course, it does not represent its necessary condition. Under these forced circumstances, some new features of our research work in the aesthetic field have been revealed, which you will see in our present issue, because Aesthetica Universalis, as always, strives to be a mirror of aesthetic events taking place in real time here and now throughout the entire territory of the Earth, and if there is a reason to shift attention outside of it, then we also will not hesitate to do this.

In the period since the last issue of AU was published, several spacecraft have reached the surface of Mars and have sent in visual documentation that is very interesting in all aspects, which makes a strong, also in the aesthetic attitude, impression. However, we still lack grounds to call this a representative material for research in the aesthetic field. However, our journal is committed to following closely the development and extraterrestrial aspect of research into aesthetic experience.

As for terrestrial conditions, first of all, we would like to draw attention to the increase in the share of mediated, extraterritorial contact in receiving aesthetic messages from external sources by the subjects of aesthetic perception in current conditions. This is due to the fact that concentrated aesthetic information, as before, is concentrated in specially created messages, which are usually called works of art. Access to such messages under normal circumstances is possible at special public locations of an institutional nature. It is at the moment, for obvious reasons, that the public work of such specialized spaces is difficult.

In this regard, extraterritorial means of public access to the spaces of the artworld have acquired particular importance: Internet versions of visual exhibitions, concerts, theater performances and other events. It seems to be a matter of the future to implement reliable distinctions between direct and electronically mediated modifications of aesthetic experience: we believe that the representative material associated with electronic forms of contact with works of art is still incomparably small in comparison with the gigantic array that represents cases of direct public contact with works of art.

Nevertheless, the practice of the public’s extraterritorial contact with works of art and spaces of the artworld has already revealed new aspects of the traditional problems of identification and research of aesthetic experience: factors of physical, mental and aesthetic distance, forms and concentration of aesthetic attention and a number of related problems. We believe it is extremely important and timely to concentrate research efforts on the collection, processing and publication of materials in these areas.

Secondly, the extraterritorial forms of communication in the scientific community have revealed, at least in the aesthetic community, an interest in problems that previously did not seem relevant to a degree sufficient to start investigating them immediately. First of all, we are talking about the historical legacy of aesthetics of the time of the Gutenberg Galaxy, when printed media were of extraordinary importance in the long-term storage of information, including scientific ones.

The time of the Internet Galaxy did not negate this importance, but rather transferred the mode of contact with the resources of the previous time into digital algorithms: it became relevant to have access mainly to digitized versions of the most important printed publications. Obviously, such selection is capable of transferring from one information age to another not all the really most important acquisitions in each of the areas of activity. Meanwhile, the cultural psyche of an Internet-adapted subject still turns out to be completely different from the cultural psyche of a typographic man.

Therefore, the question naturally arises of how to make comfortable for the activity of the latter really all valuable resources saved in print. The time of forced distant classes made it possible to address this problem, including in the aesthetic community. There has been an interest in incorporation in the modern environment of scientific communication with active electronic support for previously forgotten or insufficiently appreciated names and texts associated mainly with print communication. One of the manifestations of this trend is found in the wave of interest in new translations of various texts in the history of aesthetics. Among other things, the long-formed intentions to introduce the fundamental texts of aesthetic theory into circulation in the national languages are being realized.

Also in this segment, we will note an increased interest in the study of the aesthetic resources of language as a means of communication. Broadcasted in the form of remote conferences at various electronic grounds on the Internet, oral speech contact, began to play a special role in connection with the above positions of electronic communication, and in this regard, the most characteristic is the unprecedented rapid growth of interest in the Clubhouse platform, which uses exclusively the resource of verbal communication in the audio mode. The new interest in the aesthetic structures of language, and, in particular, considered in the basic phonological mode, is undoubtedly associated with public communicative circumstances of recent times.

The current issue of AU is based on these editorial trends in the dynamics of aesthetic experience around the world. Therefore, with the foreshadowings made above, explaining the main thing in the principle of selection of its materials, I have the honor to present to the public the next volume of our journal with pleasure and express the hope that the majority of readers will take it with benefit and interest. We, as always, are waiting for your feedback on our publications, as well as your own manuscripts at the e-mail address of the editorial office aestheticauniversalis@gmail.com

All the best,

Sergey Dzikevich,

AU Editor-in-Chief

ТЕОРИЯ / THEORY

ONDŘEJ KRÁTKÝ

MINOR FOLKLORE FORMS — THE PEACOCKS OF LANGUAGE

Abstract

Two sights kept coming to my mind during the writing of this paper, and the more I delved into the writing, the more clearly I realized that it was for a reason: there was something in these visions that quite relevantly linked them with some of the processes my paper was dealing with. In view of this relevance, I finally decided to include a brief account of these two sights in the paper — as its introduction. Having done so, I believe they will not only serve as a prelude to the «main» topic, but, in a later reference, hopefully also as illustrative (re) visualisations of some of the significant parts of the processes, on the following lines, have tried to elucidate.

Key words

Theory of language, phonetic structure of verbal communication, phonology, Russian formalistic school of linguistic studies, Jakobson, Trubetskoy, Shklovsky.

ОНДРЕЙ КРАТКИ

МАЛЫЕ ФОЛЬКЛОРНЫЕ ФОРМЫ — ПАВЛИНЫ ЯЗЫКА

Перевод с английского С. Дзикевича

Абстракт

Два замечательных прозрения продолжали приходить мне на ум во время написания этой статьи, и чем больше я вовлекался в писательский процесс, в тем большей степени мне становилось ясным, что в этих откровениях было что-то непосредственно связанное с некоторыми из тех процессов, с которыми имеет дело моя статья. Ввиду этой актуальности, я, наконец, решил включить краткий анализ этих двух прозрений в эту статью в качестве предисловия. Сделав это, я считаю, что они не только будут служить прелюдией к главной теме, но и далее, надеюсь, также послужат в качестве иллюстрирующей (ре) визуализации некоторых из важных частей процессов, линии которых необходимо было уточнить.

Ключевые слова

Теория языка, фонетическая структура вербальной коммуникации, фонология, русская формальная школа исследований языка, Якобсон, Трубецкой, Шкловский.

СЕРГЕЙ ДЗИКЕВИЧ

ИСТОРИЧЕСКОЕ СОБЫТИЕ В РУССКОЯЗЫЧНОЙ ЭСТЕТИКЕ

К ВЫХОДУ В СВЕТ ПЕРВОГО ПОЛНОГО ПЕРЕВОДА НА РУССКИЙ ЯЗЫК «ЭСТЕТИКИ» А. Г. БАУМГАРТЕНА

Абстракт

Текст «Эстетика» А. Г. Баумгартена, впервые изданный на латинском языке в середине ХVIII века считается ключевым фактором дисциплинарной институционализации эстетики в качестве самостоятельного эксплицитного дискурса. До сих пор на русский язык были переведены только фрагменты этого важного текста, опубликованные в первой половине 1960-х годов, когда эстетика в нашей стране, после открытия специализированной кафедры на философском факультете МГУ имени М. В. Ломоносова стала стремительно распространяться в отечественной образовательной среде. Полные переводы на новоевропейские языки были выполнены весьма поздно, и до сих пор только на итальянский (2000) и немецкий (2007) языки. В этом отношении публикация полного русского перевода представляет собой историческое событие как в силу самого факта выполнения этой гигантской работы (оригинальное издание включает в себя 1000 страниц весьма сложного в лингвистическом и теоретическом отношении текста), так и в силу того, что российские авторы оказались в числе первых, кто выполнил этот впечатляющий и масштабный труд. Предложению оснований всесторонней оценки этого труда и перспектив исторического влияния его результатов на дальнейшее развитие русскоязычной эстетики посвящена настоящая статья.

Ключевые слова

А. Г. Баумгартен, история эстетики.

SERGEY DZIKEVICH

THE HISTORICAL EVENT IN RUSSIAN AESTHETICS

TO PUBLISHING OF THE FIRST FULL RUSSIAN TRANSLATION OF A.G. BAUMGARTEN’S AESTHETICA

Abstract

The text Aesthetica by A. G. Baumgarten, first published in Latin in the middle of the eighteenth century, is considered to be the key factor in the disciplinary institutionalization of aesthetics as an independent explicit discourse. Until now, only fragments of this significant text, have been published in Russian translation in the first half of the 1960s, when aesthetics in this country, after the opening of a specialized department at the Faculty of Philosophy at Lomonosov Moscow State University, began to rapidly spread in educational environment of the country. Complete translations into New European languages were made very late, and so far only into Italian (2000) and German (2007). In this regard, the publication of the complete Russian translation is a historical event, both due to the very fact of this gigantic work (the original edition includes 1000 pages of a text that is linguistically and theoretically very hard for understanding), and due to the fact that Russian authors were among the first to carry out this impressive and large-scale work. This article is devoted to proposing the grounds for a comprehensive evaluation of this work and the prospects for the historical influence of its results on the further development of Russian-language aesthetics.

Key words

A.G. Baumgarten, history of aesthetics.

ПЕРЕВОДЫ / TRANSLATIONS

УИЛЬЯМ ГАМИЛЬТОН

ВЛИЯНИЕ АССОЦИАЦИИ В ВОПРОСАХ ВКУСА

Перевод с английского Я. Лобачевой

Абстракт

Уильям Гамильтон (Hamilton, William, Sir, 1788—1856) — шотландский философ, известный по преимуществу своими работами в областях логики и метафизики. В рамках его учебного курса, который уже посмертно был оформлен в труд «Лекции по метафизике и логике» (1859—1860), затрагивается эстетическая категория вкуса, которая, по мнению Гамильтона, зависит от принципа ассоциации. В разделе «Влияние ассоциации в вопросах вкуса» («Influence of Association in Matters of Taste») в лекции ХХХ Гамильтон «даёт слово» другому шотландскому философу — Дугалду Стюарту (StewartDugald, 1753—1828— обозначив при этом свою идентичную позицию в самом начале (кроме того, Стюарт в своей работе обращается к Адаму Смиту, поэтому в переводе представлены эстетические взгляды трёх указанных философов). «Эстетическим венцом» лекции Гамильтона является обращение к феномену моды и упоминание той схемы, — своего рода замкнутого круга, — которую предлагает Стюарт:

принятие некоторого модного образа высшими чинами →

закрепление образа в высшем обществе и последующее его распространение в низших слоях населения →

постоянное подражание низших слоёв высшим →

ранее уникальные модные образы становятся обычными →

они отбрасываются как «вульгарные», принадлежащие низшим слоям → высшие слои проявляют изобретательность и добавляют нечто новое, что впоследствии проходит тот же самый круг.

Какова здесь роль вкуса и ассоциации? Эстетический вкус в его классическом определении как способность различать прекрасное и безобразное детерминируется ассоциацией, возникающей ввиду сопоставления конкретного образа моды и его «носителей». Вследствие такого сопоставления возникают либо категории «вульгарное» и «низменное» (в случае, если образ ассоциируется с низшим классом), либо «изысканное» и «изящное» (в случае, если образ ассоциируется с привилегированным классом). Гамильтон обращается к моде именно потому, что, по его мнению, именно в этой сфере проявление вкуса практически полностью зависит от принципа ассоциации — это позволяет сделать вывод о том, что в рамках других сфер, согласно Гамильтону, вкус не будет подчиняться этому принципу настолько сильно. Можно предположить, что характеристикой таких «других сфер» является свобода от разного рода бинарных оппозиций по типу «высшее-низшее», но их поиск будет представлять цель уже для других исследований. В конце раздела Гамильтон приводит мысли Стюарта (который, в свою очередь, обращается к Смиту для наглядного примера), касающиеся такого же функционирования принципа ассоциации в морали. Признание им идентичной чувственной природы в эстетическом и этическом аспектах отношения человека к миру является переосмыслением их античного объединения (калокагатии), которое с течением времени трансформировалось и в эпоху Просвещения закрепилось в новом, более концептуально проработанном качестве (Шефтсбери, Хатчесон, Юм, Берк, а также развившие эту идею на континенте Баумгартен и Кант).

ОБЗОРЫ / REVIEWS

ЕВГЕНИЙ КОНДРАТЬЕВ

ВСЕРОССИЙСКАЯ НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «ЭСТЕТИКА И ГЕРМЕНЕВТИКА»

11 декабря 2020 года на философском факультете МГУ имени М. В. Ломоносова в дистанционном формате прошла Всероссийская научная конференция «Эстетика и герменевтика», которая была приурочена к 60-летию создания кафедры эстетики. В пленарном заседании и в работе двух секций приняло участие более 50 исследователей.

Открыл конференцию приветственным словом исполняющий обязанности декана философского факультета МГУ доцент А. П. Козырев. Он подчеркнул важность кафедры эстетики в структуре философского факультета и указал на аспекты значения эстетики как философской дисциплины, сделал исторический обзор традицияй эстетического образования и направлений эстетических исследований, сложившихся в Московском университете.

В ходе пленарного заседания исполняющий обязанности заведующего кафедрой эстетики философского факультета МГУ доцент Е. А. Кондратьев в докладе «Эстетика и герменевтические исследования в контексте современной философии» отметил, что современная эстетическая герменевтика позволяет преодолеть противоречие между истолкованием и эстетическим опытом, ставит вопрос о том, что требуется классическому и современному искусству для того, чтобы вступить в диалог со зрителем.

Заведующий кафедрой истории русской философии философского факультета МГУ профессор М. А. Маслин в сообщении «Кафедра эстетики как моя судьба» указал, что кафедру эстетики всегда отличала свобода творческого поиска, стремление к преодолению внешних обстоятельств, которые так или иначе могут препятствовать научным исследованиям. Также он обратил внимание, что философия и эстетика всегда должны опираться на национальные традиции образования и культуры в целом.

Доцент, заместитель заведующего кафедрой эстетики философского факультета МГУ С.А. Дзикевич и профессор кафедры философии и культурологии ВТУ имени М.С. Щепкина при Малом театре Е.А. Дзикевич в докладе «Эстетическая герменевтика: парадигмальная сеть» отметили, что конструктивный постмодернизм, представленный англо-саксонской интеллектуальной традицией, в отечественной науке остается малоизвестным явлением. Между тем, исследования в рамках системы парадигм конструктивного постмодернизма имеют большие перспективы и значительный научный потенциал. Авторы в докладе изложили проект парадигмальной сети эстетической герменевтики в рамках доминирующей в конструктивном постмодернизме философии процесса.

Главный научный сотрудник Государственного института искусствознания Н. А. Хренов в выступлении «Трансформации междисциплинарного подхода в связи с новым вариантом взаимодействия между гуманитарными науками на рубеже XX — XXI вв. и ситуация в эстетике» рассказал о взаимодействии эстетики, искусствознания и культурологии. Автор обратил внимание на то, что культурология способствует интегративной тенденции в науке, а заимствование искусствознанием представлений, складывающихся при изучении культуры, позволяет возвращать науки об искусстве к своему предмету.

Руководитель сектора философских проблем творчества Института философии РАН профессора Н. М. Смирнова в докладе «Методология эстетического анализа: постнеклассическая герменевтика» затронула проблемы когнитивных оснований герменевтической мысли ХХ в. на примере философско-герменевтических изысканий П. Рикёра. Автор приходит к выводу, что представление о том, что хорошо изложенный текст допускает лишь одну «правильную» интерпретацию, не отвечает современному уровню развития философской герменевтики. Смысл подобен двуликому Янусу, обращенному как на свой собственный мир языковых значений, так и на жизненный мир человека.

Доктор философских наук, заведующая отделом Библиотеки-музея «Дом А. Ф. Лосева» Е. А. Тахо-Годи в своем сообщении «Об А. Ф. Лосеве, Н. В. Самсонове, французском эстетике Ш. Лало и литературном критике Ю. И. Айхенвальде» описала анализ А. Ф. Лосевым суждений о судьбах «импрессионизма», «догматизма» и «социологии» в эстетических трудах Ш. Лало и выразила предположения о влиянии на ранний лосевский способ философствования «имманентного метода» Ю. И. Айхенвальда. Автор также выдвинула гипотезу о теоретическом посредничестве между ними Н. В. Самсонова, преподававшего эстетику в Московском университете.

Главный научный сотрудник сектора эстетики Института философии РАН Н. Б. Маньковская в докладе «Пострецептивный герменевтический метод в эстетике французского символизма» представила анализ особенностей пострецептивного герменевтического метода в философии искусства П. Клоделя, представляющего католическую линию в эстетике французского символизма, и во взглядах Ж. Пеладана — критика официального католицизма, интерпретирующего искусство в мистико-эзотерическом ключе.

Профессор, заведующая кафедрой гуманитарных наук МГАХИ имени В. И. Сурикова Т. Ю. Пластова в выступлении «Проблемы экспозиции живописных произведений ХХ века. Опыт экспозиций картин А. Пластова» рассказала об основных проблемам экспозиции искусства ХХ века и аспектах современной экспозиции, среди которых важное значение играет концептуальность, содержательность, решение или визуализация определенных вопросов истории искусства.

Доктор философских наук, профессор кафедры культурологии, философии культуры и эстетики СПбГУ Е. Н. Устюгова в докладе «Феномен стилизации в ракурсе герменевтики» представила обоснование того взгляда, что история искусства, от Ренессанса до постмодерна, выдвигает к стилизации свои требования и критерии оценки. Автор отметила, что стилизации постмодерна не имеют интерпретации, поскольку реципиент становится со-участником события, в процессе которого он не создает и не дешифрует текст, подлежащий прочтению, а производит сам контекст интертекстуальной игры, вовлекающей в себя столкновение кодов.

Доктор философских наук, доцент кафедры культурологии, философии культуры и эстетики СПбГУ А. Е. Радеев в своем сообщении «За новую эстетику, или назад к эстетическому опыту» рассмотрел основные формы «новой эстетики» и раскрыл связь этих форм с аналитикой эстетического опыта. Автор предпринял попытку объяснения того, что внимание к процессуальному характеру эстетического опыта открывает перспективы для теории и практики эстетики.

После обсуждения докладов состоялся скрипичный онлайн-концерт студентки кафедры эстетики, выпускницы Московской консерватории, солистки оркестра Московского академического музыкального театра имени К. С. Станиславского и В. И. Немировича-Данченко, лауреата международных конкурсов Галины Скобелевой.

Далее работа конференции продолжилась в двух секциях — «Эстетика и проблемы интерпретации искусства» и «Проблемы и контексты эстетической герменевтики».

EVGENY KONDRATYEV

ALL-RUSSIAN SCIENTIFIC CONFERENCE «AESTHETICS AND HERMENEUTICS»

On December 11, 2020, the All-Russian Scientific Conference «Aesthetics and Hermeneutics» was held at the Faculty of Philosophy in a distant format, which was devoted to the 60th anniversary of the Department of Aesthetics. More than 50 researchers took part in the plenary session and in the work of two sections.

The conference and the plenary session was opened with a welcoming speech by Acting Dean of the Faculty of Philosophy of Lomonosov Moscow State University, Associate Professor A.P. Kozyrev. He emphasized the importance of aesthetics as a philosophical discipline, spoke about the traditions of aesthetic education and aesthetic investigations at the University.

Acting Head of the Department of Aesthetics, (Faculty of Philosophy, Lomonosov Moscow State University) Associate Professor E.A. Kondratyev in his presentation «Aesthetics and Hermeneutic Research in the Context of Contemporary Philosophy» noted that aesthetic hermeneutics allows to overcome the contradiction between interpretation and aesthetic experience, raises the question of what is required for classical and contemporary art in order to enter into a dialogue with the viewer.

Head of the Department of History of Russian Philosophy (Faculty of Philosophy, Lomonosov Moscow State University) Professor M.A. Maslin in his presentation «The Department of Aesthetics as my Destiny» pointed out that the Department of Aesthetics has always been distinguished by the freedom of creative search, the desire to overcome obstacles of any nature that could cross the way of scientific research. He also fixed attention on the fact that philosophy and aesthetics should always be based on national traditions of education and culture in general.

Associate Professor of the Department of Aesthetics, vice-head for scholarly affairs (Faculty of Philosophy, Lomonosov Moscow State University) S.A. Dzikevich and Professor of M.S. Schepkin High Theatre School at Maly Theatre (Department of Philosophe and Culturology) E.A. Dzikevich in their presentation «Aesthetic Hermeneutics: Paradigmatic Net» noted that constructive postmodernism, represented in the Anglo-Saxon intellectual tradition, in Russian literature remains weak-discussed. Nevertheless within the framework of the paradigm system of constructive postmodernism building of conceptual net concerning aesthetic hermeneutics is very perspective, first of all on the base of process philosophy.

Chief Researcher of the State Institute of Art History N.A. Khrenov in his paper «Transformations of the Interdisciplinary Approach in Connection with a New Variant of Interaction between the Humanities at the Turn of the 20th — 21th c. and the Situation in Aesthetics» spoke about the interaction of aesthetics, art history and cultural studies. The author drew attention to the fact that culturology contributes to an integrative trend in science, and the borrowing by art history of the ideas that emerge in the study of culture, allows the science of art to return to its subject.

Head of the Sector of Philosophical Problems of Creativity (Institute of Philosophy, Russian Academy of Sciences) Professor N.M. Smirnova in her paper «Methodology of Aesthetic Analysis: Post-non-classical Hermeneutics» spoke about the cognitive foundations of hermeneutic thought of the 20th c. on the example of P. Ricoeur’s philosophical and hermeneutic research. The author comes to the conclusion that the idea that a well-presented text admits only one «correct» interpretation does not correspond to the contemporary level of development of philosophical hermeneutics. Meaning is like a two-faced Janus, facing both his own world of linguistic meanings and the human life world.

Doctor of Philology E.A. Taho-Godi («A.F. Losev’s House» — Memorial Library and Museum) in the presentation «On A.F. Losev, N.V. Samsonov, a French aesthetician Ch. Lalo and a literary critic Yu. I. Eichenwald ” delivered her analysis of the A.F. Losev’s judgments about the fate of «impressionism», «dogmatism» and «sociology» in the aesthetic works by Ch. Lalo and the possible influence of the «immanent method» of Yu. I. Eichenwald on the early Losev’s method of philosophizing. The author put forward a hypothesis about theoretical intermediation between these two sources in Losev’s mind that could be executed by N.V. Samsonov, who taught aesthetics at Moscow University.

Doctor of Philosophy, Chief Researcher of the Sector of Aesthetics (Institute of Philosophy, Russian Academy of Sciences) N.B. Mankovskaya in her presentation «Post-receptive Hermeneutic Method in the Aesthetics of French Symbolism» exposed the features of the post-receptive hermeneutic method in the philosophy of art of P. Claudel, representing the Catholic line in the aesthetics of French symbolism, and in the philosophy of art of J. Peladana, a critic of official Catholicism, who interpreted art in a mystical-esoteric manner.

Professor, Head of The Department of Humanities (V.I. Surikov Moscow State Academic Art Institute) T. Yu. Plastova in her presentation «Problems of the Exhibition of Paintings of the 20th c. Experience of Expositions of Paintings by A. Plastov» discussed the main problems of public exhibiting 20th century art and aspects of contemporary expositional practices in general, among which conceptual development, proposition of various meanings including those in art history, and adequate visual solutions for all these purposes play important role.

Professor of the Department of Culturology, Philosophy of Culture and Aesthetics (St. Petersburg State University) E.N. Ustyugova in her presentation «The Phenomenon of Stylization from the Perspective of Hermeneutics» drounded the view according to which all periods of art history, from the Renaissance to postmodernism, have put forward their own requirements and evaluation criteria for stylization. The author noted that the stylizations of postmodernity have no interpretation, since the recipient becomes a co-participant in the event, during which he does not create or decrypt the text, but produces the very context of the intertextual game based on the collision of codes.

Associate Professor of the Department of Culturology, Philosophy of Culture and Aesthetics (St. Petersburg State University) A.E. Radeev in his presentation «For a new aesthetics, or back to aesthetic experience» considered the main forms of «new aesthetics» and revealed the connection of these forms with the analysis of aesthetic experience. The author explained that attention to the procedural nature of aesthetic experience opens up perspectives for the theory and practice of aesthetics.

After the discussion of the presentations, an online violin concert was held by the laureate of international competitions Galina Skobeleva, a student of the Department of Aesthetics, a graduate of the Moscow Conservatory, a soloist of the orchestra of the K.S. Stanislavsky and V.I. Nemirovich-Danchenko Moscow Academic Music Theatre.

Further, the work of the conference continued in two sections — «Aesthetics and Problems of Art Interpretation» and «Problems and Contexts of Aesthetic Hermeneutics».

ПРАКТИКИ / PRACTICES

СЕРГЕЙ ДЗИКЕВИЧ

ЛОМОНОСОВ РУЛИТ

ПРЕЗЕНТАЦИЯ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ КОЛЛЕКЦИИ ФИЛОСОФСКОГО ФАКУЛЬТЕТА В РАМКАХ РАБОТЫ НАУЧНО-ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ ШКОЛЫ МГУ «СОХРАНЕНИЕ МИРОВОГО КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ»

18 июня 2021 года в рамках деятельности научно-образовательной школы МГУ имени М. В. Ломоносова «Сохранение мирового культурного наследия» состоялась презентация художественной коллекции галереи Cogito философского факультета Университета. Цель презентации — включение в состав подлежащего научному описанию и оцифровке общего фонда культурного наследия («Золотого фонда») Московского университета.

Одно из направлений работы недавно созданной Школы, комплексно изучающей проблематику сохранения мирового культурного наследия, носит концептуально точное название «Изучение и описание художественных коллекций Московского университета — «Золотого фонда МГУ»). В задачи этого направления входит систематизация артефактов и предметов, входящих в сложившиеся коллекции, изучение истории формирования коллекций во взаимосвязи с историей страны и Московского университета, комплексная экспертная оценка коллекций, их художественной и научной ценности, разработка совместно с федеральными и московскими структурами концепции экспонирования коллекций. Результатом этой работы мыслится подготовка каталога и создание цифрового музея коллекций Московского университета.

Художественная галерея Cogito, созданная по решению Ученого совета философского факультета МГУ имени М. В. Ломоносова в 2016 году и имеющая статус научно-образовательного центра в рамках факультета, изначально была призвана выполнять функции, соответствующие нынешним задачам этого направления Школы. В Положении о создании Научно-образовательного центра «Художественная галерея Cogito» говорится: «Основной целью НОЦ является создание коллекционной базы артефактов и экспозиционной инфраструктуры для всех основных и факультативных занятий в рамках факультетских и межфакультетских курсов, где обучающиеся должны иметь дело с идентификацией, атрибуцией, описанием, интерпретацией, теоретическим исследованием и корректной, научно обоснованной экспозицией произведений искусства».

За пять лет деятельности художественной галереи Cogito основная коллекция философского факультета МГУ, пополняемая исключительно за счет дарений художников, стала весьма представительным собранием произведений современного искусства самых различных направлений, созданных художниками нескольких стран. Среди них есть мастера, чьи работы представлены в самых представительных государственных, муниципальных и частных коллекциях. Все художники-дарители галереи постоянно выставляются в известных арт-институциях России и мира, представляя своим творчеством неотъемлемую часть современного художественного процесса.

Галерея Cogito гордится присутствием в своей коллекции и имеет честь настоящей выставкой представить в рамках работы научно-образовательной школы МГУ «Сохранение мирового культурного наследия» произведения таких мастеров, как Клара Голицына, Илья Комов, Виктор Скерсис (США), Владимир Козин, Виталий Копачев, Екатерина Сисфонтес (Швеция), Мария Калмыкова и Максим Проценко, Надежда Грунина, Юрий Марушкин, Дмитрий Плотников, Мария Туманова, Елена Вечерина, Дмитрий Панченко, Дмитрий Ляшенко, Лев Панченко, Виктор Креймер (Израиль), Евгений Крючков, Аркадий Либерман (Израиль), Борис Вилков, Ирина Зайцева, Илья Горяев, Кирилл Шмидт, Денис Пьянов, Екатерина Плужникова, Альберт Гогуадзе, Вахтанг Стариков, Андрей Кортович.

Философский факультет МГУ и галерея Cogito выражают искреннюю надежду, что произведения этих замечательных художников займут достойное место в общем фонде художественных коллекций МГУ имени М. В. Ломоносова. Университетские художественные коллекции — прекрасная старинная традиция, и мы искренне уверены, что деятельность вновь созданной Школы, посвященной проблематике сохранения мирового культурного наследия, даст новый импульс жизни коллекций Московского университета, сделав их, в том числе в оцифрованном виде, доступными самой широкой публике.

SERGEY DZIKEVICH

LOMONOSOV RULES

PRESENTATION OF FACULTY OF PHILOSOPHY’S ART COLLECTION IN THE FRAMEWORK OF THE LOMONOSOV MSU SCIENTIFIC AND EDUCATIONAL SCHOOL «PRESERVATION OF THE WORLD CULTURAL HERITAGE»

On June 18, 2021, as part of the activities of the scientific and educational school of Lomonosov Moscow State University «Preservation the World Cultural Heritage», a presentation of the art collection of the Cogito gallery of the Faculty of Philosophy of the University took place. The purpose of the presentation is to include in the common fund of cultural heritage («The Golden Fund») of Moscow University, which is to be the subject-matter of scientific description and digitization.

One of the directions of work of the recently created School, which comprehensively studies the problems of preserving the world cultural heritage, has a conceptually accurate name «Study and description of art collections of Moscow University — «The Golden Fund of Lomonosov Moscow State University»). The tasks of this direction include the systematization of artifacts and objects included in the existing collections, the study of the history of the formation of collections in conjunction with the history of the country and Moscow University, a comprehensive expert assessment of collections, their artistic and scientific value, the development of a concept for exhibiting collections together with federal and Moscow structures. The result of this work is the preparation of a catalog and the creation of a digital museum of the collections of Moscow University.

The Cogito art gallery, created by the decision of the Academic Council of the Faculty of Philosophy at Lomonosov Moscow State University in 2016 and has the status of a scientific educational center within the faculty, was originally intended to perform functions corresponding to the current tasks of this direction of the School. The Regulation on the creation of the Scientific and Educational Center «The Cogito Art Gallery» states: «The main purpose of the Center is to create a collection base of artifacts and exhibition infrastructure for all basic and optional classes within faculty and interfaculty courses, where students must deal with identification, attribution, description, interpretation, theoretical research and correct, scientifically grounded exhibition of works of art.»

Over the five years of the Cogito art gallery’s activity, the main collection of the Faculty of Philosophy at Moscow State University, replenished exclusively through donations from artists, has become a very representative collection works of contemporary art of various trends, created by artists from several countries. Among them there are masters whose works are presented in the most representative state, municipal and private collections. All of the gallery’s donor artists are constantly exhibited in well-known art institutions in Russia and the world, presenting with their work an integral part of the modern artistic process.

The Cogito gallery is proud to present within its collection in the framework of Lomonosov Moscow State University’s scientific and educational school «Preservation of the World Cultural Heritage» art creations of such masters as Klara Golitsyna, Ilya Komov, Victor Skersis (USA), Vladimir Kozin, Vitaly Kopachev, Ekaterina Sisfontes (Sweden), Maria Kalmykova and Maxim Protsenko, Nadezhda Grunina, Yuri Marushkin, Dmitry Plotnikov, Maria Tumanova, Elena Vecherina, Dmitry Panchenko, Dmitry Lyashenko, Lev Panchenko, Victor Kreymer (Israel), Evgeny Kryuchkov, Arkady Lieberman (Israel), Boris Vilkov, Irina Zaitseva, Ilya Goryaev, Kirill Schmidt, Denis Pyanov, Ekaterina Pluzhnikova, Albert Goguadze, Vakhtang Starikov, Andrey Kortovich.

Faculty of Philosophy at Moscow State University and the Cogito gallery express their sincere hope that the works of these remarkable artists will take a worthy place in the common fund of art collections of the Lomonosov Moscow State University. University art collections are a wonderful old tradition, and we are sincerely confident that the activities of the newly created School dedicated to the preservation of the world cultural heritage will give a new impetus to the life of the collections of Lomonosov Moscow State University, making them, including the digital form, available to the widest public.

ОБЪЯВЛЕНИЯ / ANNOUNCEMENTS

ОМЭК Х

МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
ИМЕНИ М.В.ЛОМОНОСОВА
Философский факультет
Кафедра эстетики

X ОВСЯННИКОВСКАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ ЭСТЕТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ
(ОМЭК X)

22 — 23.11.2021

ЭСТEТИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ПОСТСОВРЕМЕННЫХ СОЦИО-КУЛЬТУРНЫХ ПРОЦЕССОВ: ПРОБЛЕМЫ И ПАРАДИГМЫ

Позднейший период новейшей истории охарактеризовался процессами, обнаруживающими признаки тех социо-культурных трансформаций, которые получили в исторической классификации специфическое название «переходная эпоха». История европейской культуры породила две крупных переходных эпохи, на основании которых и сформировалось это понятие: переход от Античности к Средневековью и от Средневековья к Новому времени. Альтернативные формы жизни и формы мышления (термин Й. Хейзинги), возникающие синхронно и параллельно дезинтеграции прежних — вот что составляет основу культурной динамики транзитивных эпох. То, что получило предварительное наименование «состояние постмодерна» (термин Ф. Лиотара), а затем и некоторые уточнительные хронологические концептуальные обозначения, обнаруживает тенденции вылиться в полноформатную переходную эпоху, аналогичную по глубине процессов названным предшествующим двум. Если это окажется справедливым, то мы находимся в самом начале этих транзитивных процессов, а не в их завершающих фазах, как это предполагали авторы некоторых из указанных уточняющих маркирующих концептов. Организаторы ОМЭК Х предлагают взглянуть на эстетические явления текущей транзитивной эпохи с точки зрения общеисторической системы координат. Настоящая конференция, как предполагается, обсудит заявленную эстетическую проблематику транзитивных социо-культурных процессов в рамках следующих тематических разделов:

— Становление новых форм эстетической деятельности.

— Становление новых форм эстетического мышления.

— Диспозиционные характеристики постсовременного субъекта эстетического восприятия.

— Глокализация постсовременной среды человеческого существования.

— Постсовременные медиа эстетической коммуникации.

Мы просим Вас прислать свою статью с полным именем, указанием Вашей академической или другой профильной профессиональной позиции, темы сообщения, абстрактом, ключевыми словами, ссылками после основного текста, Book Antiqua, 12, интервал 1. Ваш текст на русском языке должен иметь полный перевод на английский язык с теми же параметрами. Общий объем обеих версий — не более 15 страниц.

Пожалуйста, перед именем вставьте через копирование номер и тему секционной дискуссии.

Крайний срок высылки — 1 сентября 2021 г.

В тематической строке письма укажите «ОМЭК X».

Мы дадим Вам ответ до 1 октября 2021 г.

Сборник статей ОМЭК X будет опубликован до начала конференции в виде специального выпуска журнала Aesthetica Universalis (Всеобщая эстетика).

Присылайте свои статьи и задавайте любые вопросы, связанные с намерением участвовать в ОМЭК X по адресу Оргкомитета aesthesis@philos.msu.ru

OIAC X

LOMONOSOV MOSCOW STATE UNIVERSITY

Faculty of Philosophy

Department of Aesthetics

X OVSIANNIKOV INTERNATIONAL AESTHETIC CONFERENCE
(OIAC X)

22 — 23.11.2021

AESTHETIC STUDIES OF POST-MODERN SOCIO-CULTURAL PROCESSES:

PROBLEMS AND PARADIGMS

The later period of modern history was characterized with processes that reveal signs of those socio-cultural transformations that have received the specific name «transitional era» in the historical classification. The history of European culture gave rise to two major transitional eras, on the basis of which this concept was formed: the transition from Antiquity to the Middle Ages and from the Middle Ages to the New Time. Alternative forms of life and forms of thinking (the terms of J.Huizinga), arising synchronously and parallelly to the disintegration of the previous ones — this is what constitutes the basis of the cultural dynamics of transitive eras. What was tentatively named «the postmodern state» (the term of F.Lyotard), and then some clarifying chronological conceptual designations, reveals a tendency to spill over into a full-format transitional era, similar in depth to the processes mentioned in the previous two. If this turns out to be true, then we are at the very beginning of these transitive processes, not in their final phases, as the authors of some of the specified specifying marking concepts assumed. The organizers of OIAC X offer to look at the aesthetic phenomena of the current transitive era from the point of view of the general historical coordinate system. This conference is supposed to discuss the stated aesthetic problems of transitive socio-cultural processes within the following thematic sections:

— Becoming of new forms of aesthetic activity.

— Becoming of new forms of aesthetic thinking.

— Dispositional features of the postmodern subject of aesthetic perception.

— Glocalization of the postmodern human environment.

— Post-modern media of aesthetic communication.

We kindly ask you to send us your paper with your full name, the name of your academic position, the title of your presentation, abstract, key words, references after the main text, Book Antiqua, 12, interval 1. Your English text must have full Russian translation with the same parameters. The total volume of the two versions must be no more than 15 pages.

Please, before the name paste the number and the theme of the panel discussion you have chosen.

The deadline is September, 1, 2021.

Mark the theme of your letter «OIAC X».

We’ll answer on acceptation to October, 1, 2021.

The book of OIAC X proceedings will be published as the special issue of Aesthetica Universalis theoretical quarterly until November, 22, 2021.

Don’t hesitate to write me to ask your questions on all aspects of your participation and send your papers to the address of the Organizing Committee aesthesis@philos.msu.ru

ICA 2022

BELO HORIZONTE

The 22nd International Congress of Aesthetics

(ICA 2022)

24th — 29th July

BELO HORIZONTE. UFMG. Pampulha Campus.

ABSTRACT SUBMISSION

September 15th, 2021 (due)

EARLY BIRD

Januar y 15th, 2022

PAPER SUBMISSION

May 30th, 2022 (due)

REGISTRATION

April 30th, 2022

ON-SITE REGISTRATION

25th -29th Ju ly,2022

THE SITE

http://ica2022.abrestetica.org.br/

E-MAIL

org.br@ica22 brasil